О.Московцева, Е.Загряжская. Род Эдипа: послания античности

Статьи, тексты, материалы по мифодраме

Непрочитанное сообщение Леонид Огороднов 25 сен 2008, 22:57

Опубликовано в журнале "Психодрама и современная психотерапия", номер 3 за 2004 год.

(опыт мастерской Морено-Фестиваля-2004, авторские размышления, виртуальный диалог)

Источник: http://mythodrama.ucoz.ru

Ольга Московцева-Бойко (Харьков), Елизавета Загряжская (Москва)

Теоретический разогрев

Елизавета Загряжская:
Современные ученые, представители гуманитарных наук, все чаще и чаще обращаются к изуче-нию мифов древних народов. Мифы не оставляют равнодушными читателей; они волнуют, ужасают, возмущают, зачаровывают. Научно-технический прогресс доказал, что многих явлений и событий, описанных в мифах, объективно не существует, объявил мифы заблуждениями примитивных наро-дов, однако манящая таинственность мифологических сюжетов побуждает людей искать в них смысл, утверждает их подлинность и реальность для человека. Мифы - это способы понимания человеком мира и себя в нем, для которых характерны неотчетливое разделение субъекта и объекта, предмета и знака, вещи и слова, существа и его имени, образа и действия, пространственных и временных отно-шений, происхождения и сущности. Мифология явилась источником возникновения философии и разных форм искусства: сказки, трагедии, героического эпоса, легенды, исторических преданий. В XIX-ХХ веках появилось сознательное обращение к мифологии некоторых направлений литературы (Дж.Джойс, Ф.Кафка, Т.Манн, Г.Маркес и др.) и музыкальной культуры (Р.Вагнер и др.), при этом имело место не только переосмысление различных традиционных мифов, но и мифотворчество.
Уже в античности мифологическое миропонимание сменяется философским, и образам мифов дается аллегорическая или символическая интерпретация. Средневековая христианская теология от-вергла античную мифологию как несовместимую с божественным откровением и учениями Отцов Церкви. Философы эпохи Возрождения видели в античной мифологии выражение переживаний че-ловеческой личности, отстаивающей свою индивидуальность. Вико в своей философии мифа обраща-ет внимание на сходство мифологического мышления с мышлением ребенка, указывая на такие общие для них черты, как конкретность, телесность, эмоциональность, проекция человеческих качеств на предметы окружающего мира. Представители французского просвещения рассматривали миф как суеверие, продукт невежества и обмана (Вольтер, Д.Дидро, Ш.Л.Монтескье, Б.Фонтенель). И.Гердер - немецкий философ-просветитель - трактовал миф как поэтическое богатство и выражение народной мудрости. В романтизме Ф.Шеллинга мифология понималась как эстетический феномен, занимаю-щий промежуточное положение между природой и искусством и содержащий символизацию приро-ды.
Во второй половине XIX века возникла лингвистическая концепция мифа; ее представители (А.Кун, В.Шварц, М.Мюллер, А.Н.Афанасьев, А.А.Потебня и др.) опирались на достижения научно-го сравнительно-исторического языкознания.
Согласно Мюллеру, первобытный человек обозначал отвлеченные понятия через конкретные признаки посредством метафорических эпитетов, первоначальный смысл последних забывался, а семантические сдвиги приводили к возникновению мифа. В то же время в Великобритании сложилась английская антропологическая школа (Дж.Фрезер и др.), опиравшаяся на опыт сравнительной этнографии. Английские антропологи понимали мифологию как примитивную попытку объяснения мира, одной из черт которой был анимизм. Английский этнограф Б.Малиновский приписал мифу функции поддержания традиции и непрерывности племенной культуры. Представители французской социологической школы (Э.Дюркгейм, Л.Леви-Брюль) обратили внимание на то, что в мифологии выражаются коллективные представления об организации сообщества, которые направлены на адаптацию индивида к совместной жизнедеятельности. Э.Кассирер понимал миф как автономную символическую форму культуры, особым образом моделирующую мир. К.Леви-Стросс в своей структуралистской теории мифа указал, что мифологическое мышление, наряду с конкретностью и метафоричностью, обладает способностью к обобщению, классификации и логическому анализу. Он считал, что миф является логическим инструментом смягчения или разрешения противоречий. А.Ф.Лосев отмечал совпадение в мифе общей идеи и чувственного образа, неразделенность идеального и вещественного. Я.Э.Голософкер рассматривает логику мифа как логику чудесного, «разумнеразумия». Он пытался раскрыть многосмыслие мифологических образов и их метаморфозы, происходящие по ходу развития мифологического сюжета. З.Фрейд и его последователи усматривали в мифологии выражение бессознательных психических комплексов. К.Г.Юнг полагал, что образы и сюжеты мифов (равно как и фантазий, сновидений, симптомов) суть символическое выражение архетипов коллективного бессознательного. Эти формы коллективного бессознательного опыта организуют восприятие и понимание человеком мира и его жизненный путь. Сновидение - это персонифицированный миф, а миф - деперсонифицированное сновидение. В индивидуальных сновидениях и фантазиях, их архетипические образы искажены (объединены с) индивидуальными проблемами пациента, в то время как в мифе они представлены в виде, однозначном для всего человечества. Дж.Кэмпбелл на основе сравнения мифов разных времен и народ ов выявил их общий сюжет - описание истории героя, и психологическую основу - этапы развития личности. Три стадии пути героя: исход (сепарация), инициация (трансформация) и возвращение (возрождение) - имеют свое психологическое содержание. В теории Юнга оно раскрывается через стадии процесса индивидуации - самоосуществления, становления самим собой, полноценным человеком. Первая стадия, по Юнгу, - раскрытие Персоны, предполагает признание человеком отличия своих социальных ролей от его сущности, осознание функций этих ролей как одновременно защитных и препятствующих развития личности. Эта стадия соответствует исходу. Вторая стадия , по Юнгу, - встреча с Тенью, - состоит в признании в себе всего того, что человек отвергал (желаний, переживаний, черт характера и др.). Третья стадия, по Юнгу , - встреча с Анимой/Анимусом характеризуется понимание и принятием человеком образов женственности и мужественности, изначально присутствующих в его душе. Эти две стадии процесса индивидуации соответствуют сюжету об инициации героя мифа. (Способы осуществления обрядов инициации, радикального перехода человека из одного экзистенциального состояния (статуса) в другое, в разных культурах и их отражение в мифологии описал М.Элиаде). Четвертая стадия, по Юнгу, соответствующая этапу возвращения героя в мифе, называется развитие Самости: осознанный ранее бессознательный материал интегрируется в психике человека, составляя ее ядро.
С позиции культурно-исторической психологии (Л.С.Выготский и его школа) мифы - форма искусства (культуры), они могут выступать как средство развития высших психических функций. Мы полагаем, что посредством понимания и драматизации мифов развивается осмысление человеком разнообразных противоречий бытия. С одной стороны, сама структура и логика мифа, сталкивает нас с экзистенциальными противоречиями. С другой стороны, осмысление мифа (а вместе с ним и своей жизни) зависит не столько от его содержания, сколько от способа обращения с ним.
Имагинативную логику мифа подробно описал Голософкер. Он определили миф как «запечат-ленное в образах познание мира во всем великолепии, ужасе и двусмыслии его тайн» (Голософкер Я.Э., 1987, с. 14). Мифологические образы как образы воображения одновременно и чувственно-конкретны, и беспредельно-многозначны. Например, рог изобилия - это конкретный рог или рог чудо-вищной козы Айги, кормилицы Зевса, или рог бога-реки Ахелоя, который вырвал у него в единобор-стве Геракл. Одновременно с этим рог изобилия - не вещный образ, а символ плодородия, бесконеч-ности смысла и желаний. В мифе все тайное явно, и все явное - тайна, последовательность становится непоследовательностью, и наоборот. В мифе бессмысленное обретает бесконечный смысл, «порочный круг беспорочен, ибо развязка дана в самой завязке». В мире чудесного действует закон неисключен-ного третьего. Логика мифа есть логика воображения, главным элементом которой является обора-чивание в противоположность. Например, духовная слепота физически зрячего Эдипа, не познавшего истины о себе и своем роде, противопоставляется в мифе духовной проницательности при физической слепоте прорицателя Тиресия и Эдипа после прозрения. Смыслообраз «видения» раскрывается в сво-их противоположностях, воплощается как в последовательном ряде героев разных мифов (Киклопа, Аргуса, Гелия, Линкея, Эдипа, Тиресия, Пенфея, Кассандры), так и в судьбе одного героя (например, Эдипа).
Сама природа мифа делает невозможным его прямое познание: в мифе происходят события, противоречащие законам природы. Объяснение мифа как аллегории, иносказания о реальных природных или исторических событиях жизни древних людей возможно. Например, миф о рождении воинов-эхтионов из посеянных зубов дракона и истребление ими друг друга объясняется часто как аллегория посева, восхода колосьев и жатвы, а борьба богов и гигантов - как отголосок борьбы эллинских племен-дорян с автохтонами. Такое объяснение сводит необычное к обычному, бытовому или историческому факту, и при этом оказывается неадекватным самой природе мифа, упрощает его, лишая таинственности. Но таинственность мифа - факт нашего восприятия его, говорящий многое о нашем собственном душевном мире, контакт с которым может быть прерван, закрыт нашими рациональными интерпретациями мифа (рациональным Эго, по Юнгу). Психотерапевтическая работа с мифологическими сюжетам и должна строится так, чтобы позволять клиентам переживать таинственность (возмущение, двусмыслие, ужас и т.д.) мифа и создать возможность для них изменения себя через осмысление своих переживаний. На такой путь понимания произведений художественной литературы указывали еще Л.С.Выготский, М.М.Бахтин, М.К.Мамардашвили, о. П.Флоренский. Техника психодрамы прекрасно позволяет воплотить эту стратегию понимания в действительность.

Разогрев эмоциональный.

Ольга Московцева-Бойко:
Впервые желание воплотить в психодраматическую реальность жизнь эдипова рода возникла у меня после знакомства с методами системной семейной терапии: генограммой, семейными расста-новками, расстановками по Б.Хеллингеру (2001) и основополагающей в этом ключе в рамках психод-рамы работой А.Шутценбергер (2000). Идея и способ ее реализации возникли накануне 2 Киевской конференции по психодраме 2002г., но, в силу технических и организационных причин, - ей не суж-дено было там состояться... наверное потому, что всему в этой жизни есть свое время и место.
Время и место этой работе пришло спустя 2 года, на Морено-Фестивале 2004.
...Накануне мы долго обсуждали с коллегами и подругами (А.Гельд, И.Романова, Екатеринбург) характер групповой темы, знаменующий именно этот фестиваль (такое обсуждение стало уже одной из наших традиций в общении, традицией, пока не заявленой всуе. Отмечаю этот факт с тем, что в контексте всей статьи он также имеет значимый смысл). Проанализировав содержание ряда мастер-ских первого дня - в которых мы участвовали и часть из которых вели сами, - мы поняли, что основ-ной темой является своеобразная "подмена" важного, значимого (т.е. смысла), чем-то обыденным и банальным (название). И именно это обыденное и банальное становится основной "темой" на которую опирается структура события. Не буду подробно описывать путь, которым мы пришли к такому по-ниманию... Разрешением ситуации этой двойственности, которая активно набирала силу и крепла, мы посчитали возможность проведения социодрамы с целью выявления данной тенденции и, через ее ле-гитимизацию, - освобождению от двойственности. ... но как ее назвать? о чем должна быть эта работа по сюжету? .. и тут спонтанно возникла фраза, точнее, ее отрывок: "...Эдип.."(И.Романова), - и отзыв, - "...слава Богу, я так и знала... сейчас текст принесу... "(этот отзыв был мой. - О.МБ.). Текст действи-тельно был у меня с собой, хотя я взяла с собой ксерокопию нескольких страниц книги Н.Куна "Ми-фы и легенды Древней Греции" чуть ли не в последний момент перед поездкой.
И мы с Елизаветой начали прочтение...точнее, - начала она, и внимательно изучала текст еще часа полтора, в то время как я подумала, что утро вечера (а точнее далекой "заполночи") мудренее, и посему - все мысли о мастерской стоит оставить на утро...
Утром мы обсудили ключевые моменты техники и постановки, необходимое количество героев (действующих лиц), и в тренерской презентационной линейке сообщили название нашей социодрамы участникам МФ.

Действие

Текст (Н.А.Кун,1975) предъявляли участникам, и по мере его прочтения\рассказа обозначали необходимый ролевой список.
Действующие лица (так хочется сказать: "..и исполнители", но... правило конфиденциальности.)
- Лай (отец Эдипа, царь Фив);
- Пелопс (друг Лая);
- Хрисипп (юный сын Пелопса);
- Иокаста (жена Лая, мать-жена Эдипа);
- Боги (Аполлон);
- Раб;
- Народ (фиванцы)
- Полиб и Меропа (царь и царица , воспитавшие Эдипа);
- Пифия ("уста Аполлона", прорицательница);
- Тиресий (прорицатель)Сфинкс;
- Антигона (старшая дочь Эдипа и Иокасты)
- Исмена (младшая дочь Эдипа и Иокасты);
- Полиник (старший сын Эдипа и Иокаты);
- Этеокл (младший сын Эдипа и Иокасты);
- Креонт (брат Иокасты);
- Эвридика (женаКреонта)
- Гемон (сын Креонта и Эвридики, жених Антигоны).
- Тесей (царь Афин).
Все пространство действия после распределения ролей (по желанию) было разделено нами на три части, каждая из которых принадлежала одному из поколений рода, т.о. получилось
1) "Пространство Лая" (сцены "Лай и Пелопс", "Лай и Хрисипп (соблазнение)" , "Лай и Иокаста, "Лай и Апполон - проклятие");
2) "Пространство Эдипа" (сцены "Рождение Эдипа", "Отвержение Эдипа, взросление",
"Убийство отца", "Эдип -царь Фив", "Прозрение-ослепление, изгнание Эдипа");
3) "Пространство детей Эдипа" (сцены "Битва Братьев", "История Антигоны", "Исмена").
Границы между пространствами были определены условно, не обозначены жесткими линиями или еще каким-либо традиционным способом (стульями, платками).
Необходимо обратить внимание на то, что фактически каждый герой начинал свой путь в про-странстве своего поколения, а заканчивал - в пространстве следующего.
В ходе мастерской спонтанно возникло еще одно пространство - Аид (смысл и содержание со-бытий в нем позволим себе упомянуть позже), где и произошло завершение событий психодрамати-ческого мифа.
Инструкция группе: "Пожалуйста, выполняя свою роль, старайтесь быть максимально близки к изложенному тексту". (Смысл такой инструкции - следовать истории развития рода, а не концен-трироваться на индивидуальной динамике каждого персонажа).
Ремарка для директоров:
- действие проводится последовательно, сцены простраиваются по мере развертывания сюжет-ных событий, не рекомендуется одновременно работать с несколькими сценами в параллели (опас-ность: потеря сюжетной нити и утрата связи между поколениями и событиями в них);
- внутри каждой сцены рекомендуется кратковременное "замораживание" действия и "озвучива-ние" скрытых посланий (вопросы к персонажу: "Что чувствуешь?", "Что делаешь?","Для кого дела-ешь?", "С каким чувством делаешь это?", для опытных участников - "Какое твое внутреннее посла-ние?что говорит твой внутренний голос, когда вслух ты произносишь:...?", часто помогает использо-вание психодраматических техник "Реплика в сторону"(Д.Киппер,1998), точечное дублирование с ис-пользованием "освобождающих фраз " (Г.Вебер, 2001));

Авторский шеринг и процесс-анализ (диалог в электронных письмах)

О целях и смыслах..
Е.Загряжская: Почему мы выбрали эту тему для воркшопа? Мои аргументы такие: общегруппо-вой темой до нашего воркшопа стала непроясненность посланий: вслух говорилось одно, а скрытые послания не озвучивались. Нужно было организовать процедуру проживания и озвучивания и скры-тых и явных посланий. Наша версия мифа это позволяла, а традиционная Софокловская - не очень.
Что мы делали? Мы ставили не Эдипа по Софоклу, а историю рода Эдипа, т.е. вносили более широкий контекст. Чего мы этим хотели добиться? В теоретическом плане такая расширенная исто-рия позволяет трактовать события жизни Эдипа не через динамику его индивидуальной жизни, его желаний, а как реализацию посланий рода, как искупление не своей вины. Это также поднимает те-му судьбы, богов и индивидуальной воли человека. В таком расширенном контексте теряется (стано-вится второстепенной или исчезает совсем) тема самоанализа Эдипа, его прозрения, которую подчер-кивал Фрейд и любят подчеркивать толкователи трагедии Софокла.
О.Московцева-Бойко: Для меня главным смыслом постановки этой мифодрамы является имен-но возможность проработки общегрупповой темы непроясненности посланий. По прошествии неко-торого времени после постановки "Рода Эдипа" я обнаружила активное звучание данной темы на конференции МИГиП в Киеве (октябрь 2004), в Харькове при работе групп личностного роста и профессиональной поддержки, в индивидуальной психотерапевтической работе с клиентами, в связи с чем считаю, что указанная тема актуальна для широкого социального контекста. И именно то, что мы проработали ее элементы в нашем воркшопе, позволяет предлагать его для символического отреагирования в общей терапевтической практике.
Вторым (первоначальным смыслом двухлетней давности) было желание прояснить для себя, каким образом реализовалось такое "родовое проклятие" в мифологизированном варианте, как действовали собственно послания членов рода, как они могли бы звучать (в данном случае миф об Эдипе рассматривался мной как возможность "симулированного рода" по аналогии с "симулированным клиентом" или "симулированным протагонистом"). Анализ этого аспекта лучше, с моей точки зрения, осуществлять в группе (формат "высказывание из роли"), в виде графического процесс-анализа - с отображением структуры и содержания посланий в генограмме.
Чем, с точки зрения ССТ (системная семейная психотерапия) и трансгенерационных психод-рам, хорош данный сюжет? Обычно в семейных расстановках или трансгенерационных психодрамах род представлен 3-4 поколениями. В частности, считается, что, чтобы преодолеть "негативное влия-ние" рода, необходимо специальным образом проанализировать семейную историю в 3-4 поколениях (отчасти это обусловлено тем, что индивидуальная память протагониста не содержит большей ин-формации - о предках в 5-6 и далее коленах, отчасти - тезисом о "силе действия" энергии рода: в 3-4 поколении негативные и позитивные контексты теряют свою значимость, становятся менее патоген-ными, в то время как саногенность посланий из 3-4 поколений в сторону пробанда - увеличивается, - часто самые ресурсные фигуры рода - бабушка, дедушка, прабабушка, прадедушка ). В расширенной версии мифа об Эдипе есть подробная информация именно о трех поколениях рода, даже о четырех, если принимать во внимание "Поход Эпигонов" (кстати, в пересказе Н.Куна эта история выглядит как свернутая версия истории предыдущих трех поколений)

О Ролях.

Е.З.: Логический анализ мифа и его социодраматического воплощения позволяет выделить сле-дующие реализации Судьбы героев:
1) Своевольный Лай, похитивший Хрисиппа у его отца, теряет способность свободно строить свою жизнь: его судьба становится жестко предопределенной волей Богов.
2) Владение мальчиком в гомосексуальных отношениях Лая с Хрисиппом оборачивается неспо-собностью иметь детей в семье Лая с Иокастой.
3) Индивидуальный гнев Пелопса воплощается в предопределенное Богами, внеиндивидуаль-ное, закономерное наказание Лая.
4) Эдип, желанный сын, слабый как любое дитя, становится угрозой своим родителям и отвер-женным.
5) Физически зрячий Эдип духовно слеп, и наоборот (наиболее часто обсуждаемая и развивае-мая в психоаналитическом и постмодернистском философском подходах тема).
6) Убегающий от судьбы Эдип становится зависимым от нее.
7) Эдип, победивший отца в драке, оказывается зависимым от него, от грехов отца и своего ро-да.
8) Рациональный и умный Эдип, решивший загадку Сфинкса, еще не мудрый, не познал исти-ну о человеке.
9) Эдип-спаситель Фив, отгадавший загадку Сфинкса, становится символом позора и гибели города после раскрытия тайны его рода.
10) Эдип-семьянин, муж и отец, оказывается вне семьи, т.к. он нарушает основы семейной жизни, совершает инцест.
11) Реально умершие Лай, Эдип, Антигона становятся психологически живыми, свободными от предопределений и игр судьбы.
12) Смерть Эдипа приносит славу Афинам.
13) Борьба за власть двух индивидов (сыновей Эдипа) превращается во вражду народов.

Об Энергетике сцен и ее связи с Отражением актуальных социальных событий

Е.З.:Какие сцены были более энергетически насыщены? Лай и Бог (Аполлон) – получение нака-заний. Лай, Иокаста и мальчик - любовный треугольник. Плач народа и многих действующих лиц, когда Эдип понимает, что пророчество сбылось. Брат Иокасты как глава города - последняя сцена. Кстати, тема войны братьев Полиника и Этиокла совершенно не энергично разыгрывалась. Как это интерпретировать?
О.МБ.: Да, действительно, наибольшая энергия отыгрывания проявилась именно в этих сце-нах...Почему? Мне действительно важен этот момент, т.к. в данном случае именно проекционные ме-ханизмы сознания позволили прожить и отреагировать участникам запрещенные социумом к прожи-ванию страхи, проблемы, как бы "воодушевить" их, "воплотить" (в смысле - "облечь в плоть").
И, в принципе, эти темы названы:
- гомофобность;
- любовные треугольники (это ведь тоже тема скрытых посланий на уровне одной семьи. И та-кое послание в более широком и привычном социальном контексте звучит в индивидуальном выска-зывании примерно так: "У меня есть семья и у меня есть "отношения"", - но впрямую брачному парт-неру это послание не обращается, что мы и видели в проигрывании сюжета в роли Лая);
- нестабильность социума\незащищенность человека социумом\насилие\терроризм, - т.е. посто-янный вопрос последних четырех лет, обостряющийся осенью: "кто выживет?" (Who Shell Survive?) Помнишь работу на эту тему на мастерской Греты Лейтц на МФ2000, тогда в США Twins разруши-ли? B эта тема постоянно сейчас скрыто присутствует в индивидуальных жалобах (в описании про-блем с соматикой у моих клиентов постоянно сейчас звучит "выбухнуло"... это по укр. -"взорвалось", выбух - "взрыв")... кроме этого видеоряд фейерверка - "взрыва наоборот", "радостного, смешного, безопасного взрыва" - часто можно увидеть в визуальном ряде многих реклам;
- необходимость реально отреагировать страх не индивидуальной (в своей постели, в кругу род-ственников от старости и проч.), а групповой насильственной или трагической смерти (это Беслан, аквапарк "Трансваальд" в Москве, рушащиеся здания и другие события того же характера, - как мы и говорили на момент выбора темы мифодрамы и ее расширенного сюжета.
Для меня одним из самых сильных впечатлений от этой мастерской в данном контексте был найденный группой выход для проживания "жизни после жизни" в Аиде (первоначально-то мы дума-ли об оплакиваниии Народом такого количества смертей. Помнишь, мы и роль эту намеренно вводи-ли для того, чтобы дать возможность "народного" оплакивания, признания важности и отражения боли от потерь?.. А в ходе разыгрывания сюжета группа сама нашла пространство, где все персонажи нашли примирение, где родовые конфликты разрешились, и были получены признания ценности чувств и переживаний, "место" в семейной истории каждого из действующих лиц! Мне кажется, что такая находка - аналог свободы от социального (родового, божественного, судьбного) давления - есть реализация способности человека осознать свои отношения, выйдя из-под контроля вышеописанного. Такой механизм - выход за рамки системы - для понимания ее влияния и осознания возможности быть более гибким в системе, "отдать должное", не поддерживать "симптоматическое" поведение сис-темы - и есть содержательный момент решения психологических и психических проблем клиента в рамках подхода системной психотерапии.
Как мне кажется, - война братьев социально отвергаемая тема, т.к. на уровне индивидуальных сознаний при поиске независимости, потребности в переосмыслении содержания индивидуальных ролей ("зимний" запрос с точки зрения "Архетипов сезонности", Е.Лопухина,1998) существует ком-пенсаторная тяга к консолидации, объединению (способ символического разрешения через "летнюю" тематику и ритуалы)... вот в поставленной сцене исполнители ролей братьев Этиокла и Полиника и не воевали искренне, точнее - это выглядело фарсовой войной ("нам сказали - так надо, вот мы и де-лали").
Интересным было и завершение постановки: по сюжету, Креонт - брат Иокасты - постоянно претендует на правление Фивами (когда нет царя - Лай убит Эдипом, Эдип отправляется в изгнание, Этиокл и Полиник воюют за царство), причем эта претензия по мифу является не прямой, а скрытой.. По мифологическому сюжету Креонт одним из последних в этом роду заканчивает жизнь самоубий-ством после потери в результате суицидов жены (Эвридика) и сына (Гемон). В разыгрывании же, несмотря на заданную нами инструкцию следовать максимально близко сюжету, исполнитель этой роли, вероятно, максимально глубоко идентифицировавшийся с ней и потому поведенчески явно про-явивший стремление к власти, к правлению Фивами, показал парадоксальную ситуацию: на сцене на троне в одиночестве и реальной пустоте царит Креонт, все члены рода - примирившиеся и свободные - в Аиде (напротив трона Креонта), а Народ (обессиленный, отвергающий правление этого рода) вос-станавливает себя обращением к хлебопашеству, строительству домов после войн Полиника и Этиок-ла, "зализывает раны" и проявляет полное безразличие к призывам нового царя... Абсурд теневой власти!

Общие результаты, значения, направления

О.МБ .Мне кажется, что мы получили образ поиска и обретения "своего места" в социальном смысле, что также является актуальным в индивидуальных клиентских запросах...
Для меня общий смысл представления о содержаниях, с которыми мы столкнулись в данном воркшопе - проявление и отражение в (относительно) "маленькой" системе (род Эдипа) содержаний , проблем и эмоций "большой" социальной системы (государство, общество), отчасти и по биологическому принципу "онтогенез есть краткое повторение филогенеза".
По поводу способов избегания людьми проживания всего того, что отразилось в нашей мифод-раме мне важно упомянуть, что на разных научно-практических, практических психологических кон-ференциях этого года тема сказки, мифа, мифологизации, "волшебства", "магии", "мечты" - вызыва-ет однозначный аншлаг, в то время как "экзистенциальный опыт" - большое количество отрицаний, недовольства, страха .
В связи с данным наблюдением мне кажется, что для (психотерапевтического) решения общей проблемы скрытых индивидуальных и социальных посланий миф - как способ более безопасный и привлекательный полезен в качестве разогрева для последующей возможности прямого проговарива-ния "сокрытого", а если последнего не происходит (т.е. не произошло перехода к прямому отреагиро-ванию), то все равно имеет место символическое совладание, что само по себе - определенный ресурс.
Е.З. Действительно, тема сокрытия чего-то (истинных чувств и т.п.) - тема коллективного бессознательного сейчас. У меня тоже у многих клиентов это звучит. Так что проработка этой темы через коллективные символы (мифы) - это стратегия работы. И безопасно, и адекватно уровню символики.

О чем еще мы не сказали?

Е.З. Кто стал у нас главным героем в процессе разыгрывания? Лай? Является ли он героем ( в понятии героя, по Кэмпбеллу) или просто главным действующим лицом?
О.МБ. Мне кажется, что Лай - одно из главных действующих лиц, а героем в данном случае является весь род.
Е.З. Интересно. Тогда каждое поколение этого рода может представлять этап пути героя: исход (сепарация) - Лай, инициация (трансформация) - Эдип и возвращение (возрождение) - Антигона, Исмена, Полиник, Этиокл, и тогда каждое поколение также имеет свое психологическое содержание. В нашей реализации версии мифа об Эдипе, вероятно что весь род проходит те же стадии индивидуации, что и один герой ( в других мифах,) и что в нашеи мифе функции героя передаются от одного поколения к другому.
Наверное, стоит подробнее рассмотреть это направление.
О.МБ. Мне хотелось бы еще немного больше уделит внимания ролевому анализу по схеме, предложенной в статье Л.Огороднова в данном журнале (по счастью мне повезло познакомиться с ней до публикации, в рукописном варианте, и этот подход меня очень заинтересовал).
Чем завершаем?
Нам кажется, что эта статья - лишь начало пути , есть еще ряд непроработанных, только затронутых и едва обозначенных тем для понимания содержания мифодраматической мастерской.
А из чувств... Их много.. Но главное - хочется еще раз сказать о глубоком уважении к участникам нашей мастерской на МФ2004, тем, кто своей открытостью, искренностью, телом и чувствами, душой позволил состояться этой работе. Спасибо вам, Друзья и Коллеги, искреннее - спасибо.

Литература.

Вебер Г. Кризисы любви: Системная психотерапия Б.Хеллингера – М., Изд-во Института психотерапии, 2001 – с.
Кун Н.А. Легенды и мифы Древней Греции, - М.1975, с 418-442.
Лопухина Е. Архетип сезонности в психотерапии. // Журнал “Урания”. – 1988 - №1 - с.9-19.
Хеллингер Б. Порядки любви: Разрешение семейно-системных конфликтов и противоречий М., Изд-во Института психотерапии, 2001, 250 с.
Шутценбергер А. Синдром предков. – М., Изд-во Института психотеоапии, 2000, 160 с .
Леонид Огороднов
Сообщения: 125
Репутация пользователя: 2




Библиографическая ссылка: О.Московцева, Е.Загряжская. Род Эдипа: послания античности. Режим доступа: [http://www.psihodrama.ru/t152.html]

Метки темы

мифодрама

Вернуться в Мифодрама



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron