Бебчук М., Дианова О. Избран. техники семейной реконструкции

Использование психодрамы в семейной психотерапии

Непрочитанное сообщение Павел Корниенко 03 янв 2009, 05:25

Источник: http://psychodrama.narod.ru/text/bibchuk_dianova.htm

Предлагаемая Вашему вниманию публикация является логическим продолжением нашей статьи «Семейная реконструкция», опубликованной в журнале СПиСТ № 4 за 2001 год, и посвящена двум конкретным вариантам работы по семейной реконструкции - «семейным рецептам» и «семейным реликвиям».

Описываемые варианты и их техническое исполнение разработаны и опробованы в рамках обучающей программы сотрудниками Института интегративной семейной терапии Бебчук М., Чакаберия Л., Зенгером А., Диановой О.

Эти техники, как и другие, используемые при семейной реконструкции, способствуют структурированию семейной истории, исследованию семейных мифов и правил, самоидентификации клиента как члена семьи, преодолению эмоциональных разрывов, и тем самым обретению мощного ресурса в собственной семейной истории.


1. «Семейная поваренная книга»

В большинстве культур существует почтительное, религиозное отношение к пище. Охотники наделяли и наделяют сакральными функциями тушу убитого зверя, скотоводы - мясо домашнего животного, а земледельцы - основные сельскохозяйственные продукты. Мусульманские народы приравнивают пищу к Корану: клятва на ней считается такой же прочной, как и клятва, данная на Коране. Не разрешается наступать на пищу, переступать через нее, выливать или выбрасывать. В Средней полосе России, наиболее сакральным продуктом считался хлеб. Он как бы вмещал в себя счастье и благополучие дома или семьи.

Совместное принятие пищи (трапеза, застолье, воскресный обед, ежедневный ужин и т.д.) кроме утилитарной функции выполняет еще и социально-психологические, обрастая в каждой культуре, и в частности в культуре каждой семьи, своей историей. своими неповторимыми традициями, ритуалами, гласными и негласными правилами. Они затрагивают как форму принятия пищи (время, место, порядок рассаживания за столом, оживленная беседа или безмолвие во время еды и т.д.), так и ее(пищи) «содержание» (меню, количество и последовательность блюд и спиртных напитков, кулинарные предпочтения и запреты).

В связи с этим, идея использования кулинарных традиций в качестве материала для семейной реконструкции нам показалась достаточно универсальной и технически исполнимой.

На первом, подготовительном этапе семейной реконструкции (характеристики этапов см.№4, 2001) клиенту предлагается вспомнить несколько блюд, имеющих особое значение для его семьи. Это могут быть наиболее традиционные рецепты, т.е. те, по которым в семье готовят почти каждый день, или праздничные рецепты, используемые только в особо торжественных случаях. Это могут быть «фирменные блюда» кого-то из членов семьи (например, бабушкины блинчики с творогом или тетушкин салат из кальмаров). Клиент не ограничен в выборе. Более того, то, какие именно рецепты он приносит, дает определенные возможности для интерпретации или, по крайней мере, для предварительной гипотезы.

Так, например, если девушка, грузинка, родившаяся и выросшая в Москве, рассказывает о бабушкиных хачапури, сациви тети Тамары и дедушкином вине, скорее всего, она очень уважительно относится к своему роду и чтит семейные традиции и национальный уклад, даже находясь внутри другой культуры.

Или немолодой мужчина, с ностальгией рассказывающий о борщах, домашних пельменях и расстегаях, которые готовила его покойная мама, возможно, не слишком доволен своим браком, хотел бы получать от жены больше внимания, заботы и тепла.

Сбор рецептов в большинстве случаев предполагает необходимость контакта с родственниками, порой даже с теми, кого не видел несколько лет. Иногда он оказывается поводом для восстановления связи, помогает клиенту почувствовать свою принадлежность к роду, клану и взять частицу его силы.

Таким образом, на первом этапе работы по семейной реконструкции сбор рецептов способствует погружению в семейную историю и семейную реальность, формирует состояние «охваченности» ею, заставляет задуматься о семейных традициях и отношениях. Постепенно происходит кристаллизация запроса. При этом вовсе не обязательно, чтобы к концу первого этапа запрос был полностью и окончательно сформирован.

Работа по прояснению и уточнению запроса продолжается на втором этапе, когда «поваренная книга» приносится в группу. Обычно обсуждение семейных рецептов происходит в атмосфере всеобщей включенности и интереса: кто-то переспрашивает, какие компоненты используются для приготовления какого-то блюда, в какой последовательности что делается. Многие записывают. У некоторых прямо-таки «текут слюнки».

Задача терапевта на этом этапе состоит в прояснении запроса. Для этого используются следующие вопросы:
1. Что значит для Вас это блюдо и какое место в Вашей жизни занимает его автор?
2. Для кого обычно готовилось это блюдо? Кто любил его больше всего? Кто терпеть не мог?
3. Какой дух, какое настроение связаны с этим блюдом? Есть ли сейчас в Вашей жизни или в жизни Вашей семьи этот дух?
4. Какие отношения связывают тех, чьи блюда вошли в Вашу поваренную книгу? Как это символически отражается в выбранных Вами рецептах?
5. Есть ли в Вашей семье утраченные рецепты? Что это значит для Вас?
6. Какие чувства вызывают у Вас воспоминания о рецептах Вашей семьи? Что это значит для Вас?

Рассказ о семейных рецептах создает в группе атмосферу безопасности, интереса и поддержки, что значительно снижает уровень сопротивления клиента. Сознание того, что ценно и любимо в своей семье, интересно и значимо для других людей, придает уверенность и силу.

В ходе этой работы актуализируются чувства гордости, тепла, любви и благодарности к своей семье, принятие ее истории и реальности. Все это активизирует внутренние ресурсы клиента, помогает ему опереться на существующие в семье ресурсы. Описывая во всех подробностях семейную кулинарию, клиент все глубже погружается в семейную реальность и «разогревается» для дальнейшей работы.

На третьем этапе реконструкции происходит интеграция личного и семейного опыта клиента. При работе с семейными рецептами могут быть использованы такие техники заключительного этапа, как семейная расстановка, образы-воспоминания, психодраматическое проживание сцены, эпизода истории («семья за обеденным столом»), метафорическое, символическое выражение семьи в виде любимых блюд членов семьи, системно-структурная расстановка.

Все эти техники позволяют провести терапевтическую интервенцию с целью разрушения дисфункциональных треугольников, коалиций и феномена «сплетенности», преодоления эмоциональных разрывов, позитивного переформулирования семейной истории, перераспределения акцентов и энергии, освобождения семейных ресурсов.

На учебных семинарах мы используем системно-структурную расстановку в качестве демонстрации одной из возможных техник работы с семейной «поваренной книгой» на третьем этапе семейной реконструкции.

Клиентам (или участникам образовательной программы) предлагается выбрать людей из группы на роли авторских блюд их родственников и «сервировать» ими «стол» - рабочее пространство. В ходе работы системно-структурной расстановкой становятся очевидны «слепые пятна» семейных историй, дисфункциональные связи и семейные коалиции, эмоциональные разрывы и болевые точки. В результате удается найти оптимальный способ «сервировки», при котором «блюда» занимают подобающее им место.


2. «Семейные реликвии»

В качестве семейных реликвий могут выступать самые различные вещи: фамильные драгоценности, часы, ордена, медали, боевое оружие, документы, посуда, предметы быта, книги, дневники, письма, открытки, игрушки, срезанные детские локоны, браслеты из род/дома и многое другое. Это любая вещь, доставшаяся нам от предков и хранящая память о них.

Как правило, в семьях хранятся вещи, связанные с наиболее важными, значимыми фигурами семейной истории. Соприкосновение с ними дает клиенту ощущение опоры, надежного тыла, что, как известно, является хорошим ресурсом

На первом подготовительном этапе семейной реконструкции клиенту предлагается подобрать одну или несколько семейных реликвий, наиболее значимых для него сейчас или связанных с наиболее значимыми для него фигурами.

Это не простая задача.

Во-первых, большинство российских семей очень бережно относятся к старым вещам, которые, даже перестав быть нужными, еще много лет хранятся на антресолях. Сделать выбор из такого многообразия очень сложно. Возможна и обратная ситуация, когда семья переезжая на новое место жительства или качуя с места на место (что в истории нашей страны не было редкостью), берет с собой лишь минимум вещей, необходимых для жизни. И тогда все напоминания о прошлом остаются в этом самом прошлом.

Во-вторых, подчас реликвии оказываются или слишком громоздкими (бабушкин буфет или прабабушкин сундук), или слишком хрупкими (фарфор, старинные книги), или слишком ценными (бриллиантовая диадема). И тогда почти не реально показать эту вещь группе.

В-третьих, реликвии могут быть весьма интимного свойства (любовные письма, предметы туалета и т.п.), и представление их публике также нежелательно.

Однако трудности эти преодолимы, и на первом этапе работы с реликвиями происходит погружение в семейную историю, мифы и традиции. Клиент собирает информацию у родственников о хранящихся в семье вещах и их первых хозяевах, размышляет о предках и их роли в его судьбе. Все это помогает формированию запроса.

Как уже отмечалось ранее, работа по прояснению и уточнению запроса продолжается на втором этапе, когда отобранные реликвии приносятся в группу. Как правило, рассматривание реликвий и рассказ о них создают в группе атмосферу благоговейного трепета и уважения, что, безусловно, благотворно сказывается на состоянии клиента, наполняя его гордостью и уважением к собственным корням.

Задача терапевта на этом этапе состоит в прояснении запроса. Для этого используются следующие вопросы:
1. Чья это вещь? Что значит этот человек в Вашей судьбе и для Вашей семьи?
2. У кого хранится эта вещь? Как с ней обращаются? Принято ли демонстрировать ее гостям?
3. Какие мысли и чувства рождает в Вас соприкосновение с этой вещью? Какие воспоминания навевает?
4. Знаете ли Вы историю этой вещи и ее обладателя достаточно полно или эта история полна загадок и тайн, «белых пятен»?
5. Если Вы являетесь хранителем этой вещи, то кому и когда Вы передатите ее для дальнейшего хранения? Зачем? Как бы Вы хотели, чтобы с ней обращались?

Все глубже погружаясь в контакт с «материальным свидетельством» семейной истории, ощущая интерес и поддержку группы, клиент испытывает все меньше тревоги и все больше чувствует уверенность в своих силах. На этом этапе запускается процесс примирения и принятия своих корней такими, каковы они есть. Постепенно формируется готовность к терапевтической интервенции третьего этапа.

В качестве техник работы на заключительном третьем этапе могут быть использованы такие техники, как семейная расстановка, семейная скульптура, образы-воспоминания, психодраматическое проживание сцены или эпизода истории, системно-структурная расстановка.

Таким образом, мы описали более подробно два из целого ряда вариантов, используемых в работе по семейной реконструкции.

В заключении хочется отметить, что подобная работа является не только эффективным способом переработки семейной истории, но и увлекательнейшим процессом, дающим практически неограниченное пространство для творческой активности и терапевту, и клиенту.

Авторы статьи благодарны своим ко-терапевтам Чакаберия Л. и Зенгеру А. за совместное творчество.
Аватара пользователя
Павел Корниенко
Редактор сайта
Сообщения: 832
Репутация пользователя: 28




Библиографическая ссылка: Бебчук М., Дианова О. Избран. техники семейной реконструкции. Режим доступа: [http://www.psihodrama.ru/t292.html]

Вернуться в Семейная психотерапия



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron