Л.Огороднов. Мифодрама "Молот ведьм"

Статьи, тексты, материалы по мифодраме

Непрочитанное сообщение Леонид Огороднов 13 сен 2008, 00:47

Автор - Леонид Огороднов. Опубликовано в журнале "Психодрама и современная психотерапия"

Источник: http://mythodrama.ucoz.ru

Идея мифодраматической мастерской «Молот ведьм» родилась спонтанно. Ко мне в руки случайно попала известная книга двух средневековых инквизиторов – Якова Шпренгера и Генриха Инститориса. Пока я читал в метро главу о способах ведения инквизиционного следствия, у меня сложится план мифодрамы, основанной на этом тексте.
Сам по себе текст книги не показался мне столь страшным, каким его представляет, например, Ефремов в «Лезвии бритвы». Большую ее часть занимают спекулятивные обоснования утверждения, что колдовство является ересью. Более подробно занявшись вопросом, читая историю инквизиции, протоколы судебных заседаний, описания пыток и казней, я усомнился в необходимости и возможности использования подобного материала в психотерапии. Однако я рассудил, что целью мифодрамы является не историческая реконструкция кошмарных событий средневековья. Как и психодрама, мифодрама стремится к тому, чтобы воссоздать на сцене травмирующую ситуацию, и найти выход из нее. В этом смысле воссоздание процедуры инквизиционного суда с его атмосферой безысходности, показалось мне мощным, хотя и не вполне безопасным терапевтическим инструментом.
В настоящей статье я начну с краткого общего описания мифодрамы «Молот ведьм», чтобы сразу дать более-менее целостную картинку того, что происходит. Затем я более подробно опишу каждый шаг, привнося сюда исторический материал (который, в частности, можно использовать как раздатки), объясняя теоретическую основу действия и иллюстрируя теорию примерами.

Мифодрама начинается с разогрева.
Общая идея состоит в том, что мирное течение жизни небольшого городка взрывается приездом Инквизитора. Жители должны доносить друг на друга под страхом отлучения от церкви (исключения из общины). Далее действие может идти разными путями, например, оно может развиваться как социодрама, и тогда мы можем поиграть со структурой сообщества, разбираясь с тем кто на кого наклепал, и почему. Мне, однако, интереснее иное, терапевтическое развитие действия. В этом случае мы выбираем протагониста (ведьму или колдуна).
Начинается следствие, производящееся по определенным законам. Следствие завершается вынесением приговора. Приговор приводится в исполнение. В реальности этим бы все и закончилось, но в мифодраме мы, естественно, изменяем ситуацию таким образом, чтобы протагонист получил ресурс, необходимый ему для того, чтобы справляться с подобными ситуациями в жизни.
Завершается мифодрама, разумеется, шерингом.
Итак, в общем виде мифодрама по шагам развивается так:

1. Разогрев
2. Социодрама про город с распределением ролей, приезд инквизитора, доносы
3. Выбор протагониста (колдуна или ведьмы)
4. Следствие и пытки
5. Наказание
6. Спасение
7. Шеринг

Разберемся с шагами подробнее.

1.Разогрев.

В принципе, следующий шаг так же является социодраматическим разогревом, вводящим участников в контекст средневековья, поэтому в качестве первичного разогрева я использую медитацию. Я прошу участников группы сесть поудобнее, закрыть глаза, и вспомнить одну или несколько ситуаций из жизни, когда их несправедливо в чем-то обвиняли, и они не никак не могли отвести обвинения.
Если группа состоит в основном из незнакомых между собой людей, я прошу их разбиться на пары и поделиться своими воспоминаниями. Если группа работает давно, имеет смысл предложить желающим или даже всем участникам группы высказаться в кругу.
Этот разогрев актуализирует у участников чувство вины, обиды, несправедливости и безысходности. Часто всплывает тема предательства Структурно описываемые ситуации подобны той, что будет впоследствии разворачиваться на мифодраматической сцене. Суммируя высказывания участников, опытный ведущий может предположить, в каком ключе развернется действие, и даже предсказать, кто будет протагонистом.
Об этих воспоминаниях полезно напомнить, когда придет время шеринга.

2.Социодрама про город с распределением ролей, приезд Инквизитора, доносы.

Затем участникам группы предлагается представить, что они живут в небольшом средневековом городке. Каждый должен выбрать себе роль. В течение 10-15 минут они свободно общаются друг с другом. Ведущий инициирует общение, предлагая персонажам проявить большую активность, познакомится с большим числом сограждан.
Эта часть работы преследует несколько целей, среди которых наиболее важными мне кажутся введение в контекст мифодрамы и формирование симпатий и антипатий.
По истечении отведенного времени ведущий останавливает действие и интервьюирует каждого из персонажей, задавая ему вопросы о том, как ему живется в этом городе? Кто ему наиболее симпатичен? Кто не нравится? В какие группы он входит. Глубина интервью зависит от численности группы. В результате появляется первичная социометрическая картинка сообщества, которая затем ляжет в основу выбора «жертвы». На одной из мифодрам я обратил внимание на абсолютно изолированного персонажа (он назывался «Аптекарь»). Хотя он заявлял, что в городе у него есть друзья (и, действительно, один из участников обозначил себя как «Друг Аптекаря»), фактически он не участвовал в общем действии, оставаясь в изоляции. Не удивительно, что когда пришла пора выбирать жертву инквизиции, выбор пал на него.
И вот, возникает фактор, угрожающий взорвать сложившуюся систему отношений - в город приезжает Инквизитор (эту роль необходимо задать прежде, чем остальные участники свободно выберут себе роли). Инквизитор зачитывает текст следующего содержания (он должен ознакомиться с ним, пока идет социодрама):

«Мы, викарий такого то инквизитора, желаем всем сердцем того, чтобы вручённый нашему попечению христианский народ воспитывался в единстве и чистоте католической веры и держался вдали от чумы еретической извращённости. Во славу и честь досточтимого имени Иисуса Христа и для возвеличения святой ортодоксальной веры, а также и для искоренения еретической извращённости, свойственной ведьмам, мы, указанный судья, предписываем, приказываем и увещеваем всех и каждого, какое положение они бы ни занимали в этом городе или в этом селении в двух милях в окружности, исполняя добродетель святого послушания и под страхом отлучения, явиться в течение следующих двенадцати дней, и разоблачить перед нами женщин, о которых идёт молва, как о еретичках, или ведьмах, или вредительницах здоровья людей, домашнего скота и полевых злаков, или приносящих вред государству. Первые четыре дня — это первый срок, следующие четыре дня — второй срок, а последние четыре дня — третий срок. Ежели те, которые знают о существовании женщин, подозреваемых в этих преступлениях, не явятся и не укажут их, то они будут пронзены кинжалом отлучения или претерпят вытекающие из норм закона наказания. Мы произносим отлучение против всех тех, которые упорно не повинуются. Право обратного принятия их в лоно церкви остаётся за нами, и отмена светского наказания предоставляется на усмотрение светской власти. Дано…» такого то числа и т. д.

В этот момент ведущему имеет смысл взять на себя роль помощника Инквизитора, и объяснить, что отлучение от церкви означает с мирской точки зрения – исключение из общины, изоляцию, а с духовной – разрыв связи с Богом. Напугав хорошенько мирян и паству, ведущий требует, чтобы каждый из участников группы написал донос на другого, пояснил, в чем он его обвиняет, и подписался. Донос может быть в вольной форме, а может структурированным, то есть доносчик выбирает несколько обвинений из списка. Вот примерный список преступлений ведьм и колдунов:

Полеты на метле, на животных или с помощью мази
Насылание болезней на людей
Насылание болезней на животных
Превращение в животных
Участие в шабаше
Сексуальная связь с демонами
Вызывание бури (грозы, града), вредящих посевам и убивающих людей
Удаление полового члена мужчины
Наведение импотенции на мужчину
Наведение фригидности на женщину
Наведение бесплодия на женщину
Превращение других людей в животных
Убийство плода во чреве матери
Внушение человеку страсти к себе
Управление другим человеком с помощью демонов
Вызывание у мужчины (женщины )отвращения к определенной (му) женщине (мужчине)
Вызывание и заклинание злых духов
Поругание Христа, Церкви, глумление над религиозными святынями
Убийство детей и посвящение их дьяволу
Получение от демонов знаний о кладах


Список составлен на основе «Молота ведьм» и других источников и, в целом, соответствует действительным обвинениям средневековья. Даже не прибегая к тщательному анализу видно, что большинство «преступлений» замешано либо на сексуальности, либо на агрессии.
На этом этапе ведущему важно знать и донести до группы, что главным преступлением в глазах Инквизиции является не нанесенный вред, а способ его нанесения – колдовство, и доносчику придется доказать именно колдовской характер вредительства. Поэтому, если позволяет время, каждый должен описать обстоятельства, при которых наносился вред.
Листочки с доносами сдаются ведущему. Я обычно поручаю одному из участников группы обработать результаты, подсчитав, сколько доносов поступило на каждого из персонажей. При этом он должен хранить молчание относительно того, кто на кого донес.
Если предполагается психотерапевтическое развитие мифодрамы, имеет смысл попросить каждого донести на себя самого. Эти листочки не сдаются ведущему, они пригодятся протагонисту на следующем этапе.
В результате этой работы можно получить социограмму сообщества. Ее можно оформить графически на листе ватмана и в дальнейшем использовать в социодраматической работе. Если вы планируете развивать мифодраму в психотерапевтическом ключе, эта информация пригодится вам при выборе протагониста.

3.Выбор протагониста.

Я вижу здесь три способа, которым можно выбрать протагониста, каждый из них имеет свои плюсы и минусы.
Во-первых, можно провести классический выбор. Для этого необходимо снять роли, попросить участников группы подумать о том, какие темы для работы актуализировались у него (у нее) в связи с прошедшей социодрамой, и предложить готовым к работе участникам сделать шаг вперед. После того, как темы озвучены, остальные участники делают выбор темы. Набравший большинство голосов становится протагонистом (колдуном или ведьмой). Плюс этой техники состоит в том, что ведущий может быть уверен, что выбранный участник действительно фокусирует групповую тему. Минус в том, что такой выбор выпадает из общей канвы действия, уводя участников в другую реальность.
Во-вторых, можно сделать выбор ведьмы или колдуна на основе предшествовавшей ему социометрии участников в ролях. Это полезно для группы, но потенциальный протагонист может быть против. Впрочем, в моей практике еще ни разу выбранный таким образом участник не отказывался играть роль.
В-третьих, директор может «назначить» протагониста, оценив групповую динамику и попросту в ходе действия предложив ему (ей) в дальнейшем играть роль ведьмы. Этот способ хорош в группе, где чувствуется повышенный уровень тревожности. Вот как описывает свои чувства протагонистка, «назначенная» таким образом: «Понравилось то, что в процессе социодраматического разогрева ничто не вызывало напряжения: все шло как по маслу и ничто не предвещало беды. Я оказалась протагонистом совершенно неожиданно: раз – и все. Ощущалась поддержка директора, протагонистом у Огороднова быть комфортно. Тема работы всплыла неожиданно злободневная, ресурс получен, надеюсь, полезный». В данном случае с выбором протагониста я угадал (выбрав наименее зажатого участника группы), но, естественно, произвол опасен тем, что в случае ошибки из работы уйдет энергия.
В любом случае, после выбора протагониста необходимо снять роли со всех, кроме ведьмы. Если участники слишком сжились со своими персонажами, здесь полезно сделать перерыв.

4.Следствие и пытки

Я приступаю к описанию самой сложного, как с теоретической, так и с технической точки зрения, этапа мифодрамы.
Сначала нужно спросить протагониста, кто (2-3 человека) из числа участников, по его интуитивному ощущению, мог бы оказать ему помощь. Они понадобятся на этапе спасения. Среди остальных участников распределяются следующие роли:

• Дубль
• Инквизитор
• Денунциант
• Свидетель (или свидетелей) обвинения
• Адвокат
• Стражник или палач
• Народ
• Нотариус

Важно, чтобы роли были распределены между всеми участниками.
Как и в психодраме, дубль играет роль протагониста тогда, когда он не играет ее сам.
Денунциант – это главный доносчик, инициирующий начало процесса. Именно он после объявления Инквизитора является с доносом на протагониста. С точки зрения протагониста, либо открытый враг, либо предатель.
Свидетель обвинения подтверждает слова денунцианта и свидетельствует о той молве, которая ходит об обвиняемом.
Адвокат защищает обвиняемого. На самом деле, это не соответствует историческим реалиям, адвокат назначался инквизицией, он мог отказаться от защиты. Все, что он мог сделать для обвиняемого – это доказать факт «смертельной вражды» между денунциантом и обвиняемым, тогда обвинение снималось. Любой другой способ отвести обвинение мог выйти боком самому адвокату. Но, поскольку мы здесь не занимаемся исторической реконструкцией, наш адвокат будет действовать как современный защитник.
Стражник и/или палач, соответственно, сторожит, пытает и приводит приговор в исполнение.
Народ – это люди, наблюдающие процесс со стороны. Протагонисту важно знать их симпатии и антипатии по отношению к нему.
Нотариус ведет протокол следственных действий. На его основе выносится приговор.
Инквизитор. Я оставил описание этой роли напоследок, поскольку в данной мифодраме это важнейшая роль. Если раньше Инквизитор был социальной ролью, фактором, угрожавшим существованию сообщества, то теперь он, как и остальные роли, становится внутренней ролью протагониста. Однако, если сущность остальных ролей достаточно очевидна, то значение роли Инквизитора стоит разобрать отдельно. Для этого я обращусь к замечательной работе Дональда Калшеда «Внутренний мир травмы».

Основная идея Калшеда состоит в том, что при ранней травматизации ребенка появляется психологическая инстанция (он ее называет «Хранителем»), которая защищает Самость от дальнейших внешних травм, при этом разрушая целостность личности. Иными словами, Хранитель постоянно убеждает Эго, что травма обязательно повторится, и единственным способом избежать боли является изоляция. «Самость» (душа), неразрушимое начало, изолируется от чувствующего, воспринимающего, желающего тела» - пишет Калшед. Но ведь именно этим и занимается Инквизитор, формальной целью которого является «спасти душу». При этом тело обыкновенно должно быть уничтожено во искупление прегрешений.
Важная подсказка для ведущего: роль Инквизитора, в отличие от других ролей, не может быть уничтожена, она по определению сильнее Эго: «Конечно, пациент должен стать более от¬ветственным и сознательным по отношению к своим тираничным защитам, но его осознание должно заключать в себе и смиренное понимание того, что архетипические за¬щиты являются куда как более мощными, чем эго». Поэтому ведущий должен на протяжении всей драмы пресекать попытки Ведьмы справиться с инквизитором силовыми методами или колдовским путем. Путь к исцелению лежит не через уничтожение архетипических защит, а через воссоединение с более мощными энергиями, более широкой общностью, через ассимиляцию Инквизитора, признание своих желаний и выражение ему уважения и благодарности за попытки доступными ему способами спасти душу.
Повторю: задачей Инквизитора является не уничтожение преступника (колдуна, ведьмы), а спасение его души (к слову, формально, инквизиция не выносила смертных приговоров, а передавала уличенных еретиков светской власти). Разберем с этой точки зрения теорию колдовства.
Долгое время колдовство считалось преступлением «светским», то есть оценивалось с точки зрения нанесенного ущерба. Колдун, соответственно, мог отделаться штрафом: погибли 5 коров, заплатил за 5 коров – и гуляй. Как таковое, колдовство не интересовало инквизицию, созданную для того, чтобы выявлять ереси. Однако со временем по политическим и экономическим причинам церковь заинтересовалась колдунами. Для того, чтобы они стали подсудны инквизиции, колдовство должно было быть признано ересью.
Слово «ересь», обратите внимание, происходит от греческого hairesis, что означает «свободный выбор». Согласно Фоме Аквинскому, ересь - это «ошибочное, преднамеренное и последовательное противодействие истине, официально установленной церковью», то есть канону (греч. Kan?n – норма, правило). То есть, ересь – это свободный выбор, уводящий от установленных правил. Таким образом, Инквизитор, выявляющий и наказывающий ересь, наказывает человека за свободный выбор. В чем же состоит колдовская ересь? В том, что ведьма или колдун для осуществления своих целей заключают договор с Дьяволом, и таким образом, признают его, по крайней мере, равносильным Богу. Задачей Инквизитора, соответственно, является выявление связи с Дьяволом.
Исходя из этой задачи и строится следствие. Денунциант доносит на человека, начинается следствие. Действует презумпция виновности, то есть человек считается виновным, пока не докажет обратного. На него уже пало подозрение, просто в силу того, что донос состоялся (вроде «дыма без огня не бывает»). Задачей следствия является установить степень виновности подсудимого. Она устанавливается: 1. свидетельскими показаниями (внешний критерий); 2. личным признанием (внутренний критерий). Без личного признания вынести приговор невозможно, поэтому на определенном этапе подсудимый подвергается пыткам. Поскольку пыток, как правило, никто не выносит, дело заканчивается признанием, что автоматически предполагает либо пожизненное заключение, либо костер.
Так было в реальности, но не так в мифодраме. В мифодраматическом процессе костер (и, вообще смертная казнь) – явление редкое. Об этом мы поговорим в подглавке о приговоре и наказании.
Мифодраматическая работа – это работа символическая. Поэтому здесь мы не будем в точности воспроизводить все подробности инквизиционного судопроизводства. Замечания, приведенные выше, призваны помочь ведущему увидеть смысл и цель мифодрамы.
Протагонист начинает работу из роли Денунцианта, который обращается к Инквизитору: «Я обвиняю (имярек) в том, что…». Здесь можно использовать самообвинения, разработанные на этапе социодрамы. Второй способ - оставить протагониста в роли, в которой он был на социодраме, и формулировать обвинения, исходя из роли. Так, на одной из мифодрам протагонистка, бывшая на социодраме в роли Проститутки, из роли Денунцианта начала с обвинений в распущенности, покушении на общественную нравственность, и т.д.
Задача Инквизитора, на роль которого идет затем протагонист - доказать, что действия Обвиняемого предполагают связь с дьяволом. Например, сексуальная распущенность сама по себе не является преступлением с точки зрения инквизиции, а вот наведение на мужчину чар таковым является. Технически, вина доказывается с помощью Свидетелей, которые могут откровенно оклеветать Обвиняемого. Так же, любое объяснение Обвиняемого, которое он приводит из своей роли, может быть истолковано как отягощающее его вину. Например, на одной из мифодрам в этом направлении прекрасно поработал Нотариус, безбожно искажавший смысл слов Обвиняемого.
Протагонист, как и на психодраме, должен побывать в каждой из ролей, исключая, может быть, роль Нотариуса. Очередность введения в роли жестко не задана, и диктуется интуицией ведущего.

Задача ведущего на этом этапе - определить базовую травматизацию протагониста по его поведению в ролях. В качестве теоретического описания базовой травматизации я использую концепцию Лиз Бурбо, подкупающую своей простотой.
Бурбо выделяла пять базовых травм: травма отверженности, покинутости, униженности, предательства и несправедливости. Каждой травме соответствует защитный механизм – «маска», которой преимущественно пользуется человек. Привожу краткое описание травм по Лиз Бурбо.

Характеристики травмы
ОТВЕРГНУТОГО


Пробуждение травмы: от момента зачатия до одного года;
Маска: беглец.
Родитель, с которым ассоциируется травма: того же пола.
Тело: сжатое, узкое, хрупкое, фрагментированное.
Глаза: маленькие, с выражением страха; впечатление маски вокруг глаз.
Словарь: "ничто", "никто", "не существует", "исчезнуть", "меня тошнит от...".
Характер: Отстраненность от материального. Стремление к совершенству. Интеллектуальность. Переходы через стадии великой любви к периодам глубокой ненависти. Не верит в свое право на существование. Сексуальные трудности. Считает себя никому не нужным, ничтожеством. Стремится к уединению. Тушуется. Умеет быть незаметным. Находит разнообразные способы бегства. Легко отправляется в астрал. Считает, что его не понимают. Не может позволить спокойно жить своему внутреннему ребенку.
Больше всего боится: паники.

Характеристики травмы
ПОКИНУТОГО


Пробуждение травмы: Между одним и тремя годами, с родителем противоположного пола. Недостаток эмоционального питания
Маска: Зависимый.
Тело: Вытянутое, тонкое, лишенное тонуса, обвисающее; ноги слабые, спина искривлена, руки кажутся чрезмерно длинными и свисают вдоль туловища, отдельные части тела выглядят дряблыми, провисшими.
Глаза: Большие, печальные. Притягивающий взгляд.
Словарь: "отсутствует", "один", "не выношу", "поедают", "не оставляют".
Характер: Жертва. Склонен к слиянию с кем-то или чем-то. Нуждается в присутствии, внимании, поддержке, подкреплении. Испытывает затруднения, когда приходится что-то делать или решать в одиночку. Обращается за советами, но не всегда им следует. Детский голос, болезненно воспринимает отказы. Печаль. Легко плачет. Вызывает жалость. То радостен, то печален. Физически цепляется за других. Нервный. Звезда эстрады. Стремится к независимости. Любит секс.
Больше всего боится: Одиночества.

Характеристики травмы
УНИЖЕННОГО


Пробуждение травмы: в период от одного до трех лет, с родителем, который занимается физическим развитием ребенка (обычно это мать). Недостаток свободы. Чувство унижения из-за контроля со стороны этого родителя.
Маска: Мазохист.
Тело: Толстое, округлое, низкий рост, толстая плотная шея, напряженность в области горло, шеи, челюстей и таза. Лицо круглое, открытое.
Словарь: "достойный" , "недостойный", "маленький", "толстый".
Характер: Часто стыдится себя или других или боится причинить стыд. Не любит быстрой ходьбы. Знает свои потребности, но не прислушивается к ним. Много взваливает на свои плечи. Прибегает к контролю, чтобы избежать стыда. Считает себя неопрятным, бессердечным, свиньей, хуже других. Склонен к слиянию. Устраивается так, чтобы не быть свободным, поскольку "быть свободным" для него означает "быть несдержанным". Когда он несдержан, то боится переступить черту дозволенного. Любит роль матери. Чрезмерно чувствителен. Наказывает себя, полагая, что наказывает кого-то другого. Стремится, хочет быть достойным. Часто испытывает отвращение. Повышенная чувственность сочетается со стыдом в сексуальном поведении. Не считается со своими сексуальными потребностями.
Больше всего боится: Свободы.

Характеристики травмы
ПРЕДАТЕЛЬСТВА


Пробуждение травмы: в период от двух до четырех лет, с родителем противоположного поло. Крушение доверия или несбывшихся ожиданий в любовно-сексуальной сфере. Манипуляция.
Маска: Контролирующий.
Тело: Излучает силу и мощь. У мужчины плечи шире бедер. У женщины бедра шире и крепче плеч. Грудь колесом. Живот тоже.
Глаза: Взгляд пристальный, соблазняющий. Глаза, которые все видят с первого взгляда.
Словарь: "отделить(ся)", "ты понимаешь?", "я могу", "я сам справлюсь", "я это знал" , "доверься мне", "я ему не доверяю".
Характер: Считает себя очень ответственным и сильным. Стремится быть особым и важным. Не сдерживает свои обещания и обязательства или делает усилия над собой, чтобы сдержать их. Легко лжет. Манипулятор. Соблазнитель. Имеет много ожиданий. Настроение неровное. Убежден, что прав, и стремится убедить других. Нетерпеливый. Нетерпимый. Понимает и действует быстро. Хороший исполнитель, поскольку хочет быть отмеченным. Циркач. Доверяется с трудом. Не показывает свою уязвимость. Скептик. Боится нарушить или снять с себя обязательство.
Больше всего боится: Разъединения; развода; отречения.

Характеристики травмы
НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ


Пробуждение травмы: В возрасте от четырех до шести лет, с родителем своего пола Долг быть исполнительным и совершенным. Блокирование индивидуальности.
Маска: Ригидный.
Тело: Прямое, жесткое и, в пределах возможного, совершенное. Хорошие пропорции. Округлые ягодицы. Невысокий рост, облегающие одежды или тесный пояс. Скованные движений. Кожа светлая. Сжатые челюсти. Шея напряженная, прямая. Осанка гордая.
Глаза: Взгляд сияющий, живой. Глаза светлые.
Словарь: "нет проблем", "всегда, никогда", "очень хороший, очень добрый", "очень специфичный", "точно", "совершенно справедливо", "конечно", "ты согласен?"
Характер: Стремится к совершенству. Завистлив. Отстранен от собственных чувств. Часто скрещивает руки. Продуктивен – чтобы быть совершенным. Излишне оптимистичен. Живой, динамичный. Часто оправдывается. Очень неохотно обращается за помощью. Смех по пустякам – - чтобы скрыть свою чувствительность. Тон голоса сухой и напряженный. Не признает, что у него есть проблемы. Сомневается в правильности своего выбора. Сравнивает себя по принципу "кто лучше – кто хуже". С трудом принимает что бы то ни было: считает несправедливым получить меньше, чем другие, но еще более несправедливым – получить больше. Очень редко позволяет себе удовольствия, так как обычно испытывает из-за них чувство вины. Не считается со своими ограничениями, слишком требователен к себе. Контролирует себя. Любит порядок. Редко болеет, безразличен или безжалостен к своему телу. Холерик. Холоден, не умеет показать свои чувства. Любит выглядеть сексуально привлекательным.
Больше всего боится: Холодности.

Приведенная здесь классификация базовых травм, подчеркиваю, очень условна. Ведущий мифодрамы волен применить любую другую близкую ему схему.
Определение базовой травмы протагониста целиком зависит от опыта ведущего. В рамках этой статьи невозможно предложить диагностический алгоритм, однако в целом задача не выходит за рамки обычной для психодраматиста задачи выдвижения терапевтической гипотезы в процессе психодраматического действия.
Вина ведьмы и колдуна доказывалась, с одной стороны, внешними свидетельствами, с другой – личным признанием. Даже если ведьма готова была признать вину, для достоверности признания все равно необходимы были пытки.
Это, наверное, самое проблематичное действо, с точки зрения терапевтической этики. Ситуация, в самом деле, выглядит бесчеловечной (каковой она и была в действительности). Обвинения абсурдны, для их доказательства необходимо признание подсудимого, которое может быть получено только с помощью непереносимого испытания.
Пытки не являются обязательным элементом мифодрамы, однако их применение важно для создания атмосферы безысходности. Если уж большинство наших клиентов побывали в такой ситуации, нам необходимо ее смоделировать. Разумеется, здесь важно соблюдать технику безопасности. Это касается как ситуативной безопасности (ненанесение физического вреда), так и общей для психотерапии задачи избегания ретравматизации клиента.
Технически инсценизация пыток предполагает испытание физической болью в безопасных условиях, при этом ситуация должна быть невыносимой. Обычно для достижения этой цели я использую «упражнение в падении», предложенное А. Лоуэном. Вот его краткое описание (цит. По А.Лоуэну):

Я кладу тяжелое сложенное одеяло или мат на пол и прошу пациента встать перед ним так. чтобы при падении он приземлился бы на одеяло. Затем я прошу его перенести массу тела на одну ногу, у которой полностью согнуто колено. Другая нота слегка касается пола и используется только для равновесия. Указания очень просты. Человек должен стоять в этом положении, пока не упадет, но он не должен давать себе упасть. Сознательное опускание тела не является падением, пока чело¬век контролирует снижение. Чтобы добиться эффективности падение должно быть непроизвольным. Если имеется установка держать позу, то падение будет представлять освобождение тела от сознательного контроля. Так как большинство людей боятся потерять контроль над своим телом, то это само по себе пробуждает беспокойство.
Стояние всей массой на одной ноге создает значительное давление на мышцы этой ноги, чтобы утомить их. В состоянии исто¬щения мышцы не могут поддерживать свое напряжение или сокраще¬ние. Они должны уступить, и постепенно появится сильная вибрация. Это так увеличивает чувство в ноге, что она больше не ощущается «сморщенной умершей ногой». В то же время дыхание становится глуб¬же. По всему телу может пройти дрожь, хотя человек не упал, и он с удивлением обнаруживает, что ноги продолжают поддерживать его, хотя сознательный контроль над телом уже снизился. Затем, когда нога на¬конец не выдерживает и человек падает, происходит значительное об¬легчение в осознании того, что человек сделан не из железа и что его тело упадет, когда не сможет более поддерживать эту позу. Наконец, человек понимает, что падение - это не конец, не разрушение, и можно подняться заново.


При психодраматическом использовании этого упражнения протагонист предупреждается, что падение будет означать признание вины.
Лоуэновское упражнение может быть заменено любым другим структурно подобным. Например, клиент может держать на вытянутых руках некий тяжелый предмет или висеть на турнике.

5. Наказание.

После того, как определена базовая травматизация и получено «признание», необходимо выбрать «наказание», соответствующее ведущей психологической защите.
Я предлагаю следующую систему наказаний, в целом, соответствующую историческим реалиям.

Общий психологический смысл: наказания – это способы, с помощью которых Инквизитор нарушает целостность личности, препятствуя повторным травматическим переживаниям.

1.Отлучение от церкви.

Сродни бойкоту – исключение из сообщества на определенный срок, предупреждение о возможном более тяжелом наказании. Чувства: одиночество.
Более ранние переживания, связанные с отлучением – наказание молчанием со стороны родителей, постановка в угол, запирание в чулане. Шире – общая отчужденность, «холодность» родителей, на которую ребенок обычно реагирует чувством вины, пытаясь найти в себе причины такого отношения..
С точки зрения межличностных взаимоотношений отлучение – это временное исключение из сообщества, частью которого человек себя чувствует. Сообщество как бы заявляет «ты не такой, как мы и будешь без нас, пока не исправишься». Условием возвращения в сообщество является очищение или покаяние.
На «тело» при этом никто не посягает, отлучение – это угроза «душе» (предполагается, что единственный путь к Богу лежит через церковную общину).

2.Каноническое очищение

Греч. Kanоn – норма, правило

При каноническом очищении обвиняемый кладёт руку на положенные перед ним Евангелия и говорит:

Я клянусь на этих четырех Святых Евангелиях Господних, что я никогда не придерживался такой то ереси, в чём меня обвиняет молва, никогда не наставлял других в этой ереси и в данное время её не разделяю, ей не верю.

Очищение необходимо для «борьбы с худой молвой». Человек является принимаемым членом общины, но с ним «что-то не так». Худая молва на него «налипла» как грязь и он должен очиститься - заявить «этого (ереси, отклонения от канона) не было». То есть «родители», в принципе, «ребенку» поверят, если он скажет «я этого не делал».
Механизмы психологической защиты – отрицание или вытеснение некоторой части событийного или чувственного опыта: «этого не было».

3.Всенародное отречение

Такое всенародное отречение может иметь следующее содержание:

Я, N. N., такой то епархии, житель такого то города или такого то местечка, явившись на суд, находясь в присутствии вас, владыка епископ такого то города, и видя пред собою Пресвятое Евангелие, к которому, рукою прикасаюсь, клянусь, что я верю в ту святую католическую и апостольскую веру, в которую верит пресвятая римская церковь и которую она исповедует, проповедует и охраняет. Я клятвенно обещаюсь хранить в сердце своём веру и исповедывать устами, что Господь наш Иисус Христос со всеми святыми гнушаются отвратительнейшей ереси ведьм и что все те, которые ей следуют и к ней прилепляются, будут вечно мучимы вечным огнём вместе с дьяволом и его ангелами, если они не образумятся и не примирятся со святой церковью через покаяние. Посему я клятвенно отрекаюсь от этой ереси, в которой вы, владыка епископ и судья, меня подозреваете, и полагаете, что я общался с ведьмами, защищал по незнанию их лжеучение, ненавидел инквизиторов и других преследователей ведьм и не доносил о преступлениях, совершённых этими последними, Засим я клятвенно подтверждаю, что я никогда не верил и не верю в указанную ересь и не был приверженцем её. Я также никогда не буду в последующем верить в неё и никогда не стану её приверженцем. Я никогда не проповедовал её и не намереваюсь её проповедовать. Ежели в будущем я совершу что либо из вышеуказанных проступков — да отвратит это от меня Господь бог, то я с готовностью приму на себя наказания, полагающиеся тем, которые, произнеся отречение от ереси, вновь впали в неё. Я согласен принять всякое покаяние, которое вы мне предпишите в наказание за всё то, содеянное мною, что возбудило в вас против меня подозрение. Я клятвенно обещаю выполнить покаяния по мере сил и не погрешить против этого. В свидетели я призываю Господа бога и это Пресвятое Евангелие.

Отречение необходимо в ситуации, когда следствием уже доказаны некоторые действия, которые могут вызвать легкое или сильное подозрение в ереси. Отречение, в отличие от очищения, также является активным действием, позволяющим снять такое подозрение. «Хотя я и делал то-то и то-то, в чем каюсь, я – такой же как вы». Например: «да, я дружил с еретиком таким-то, но сам этих поганых взглядов не разделяю».
Психологическим механизмом защиты, который необходимо задействовать для искреннего отречения является проекция: «хотя я и мастурбировал(а), но это не я, а они, ведьмы мерзкие, трахаются с суккубами (инкубами), за что да будут прокляты вовеки». («Проекция – это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне»).
С точки зрения межличностных отношений, большая группа поляризуется на «мы» и «они»: наряду с благочестивой паствой появляется группа еретиков, существование которой протагонист признает и от которой открещивается. Дословно (при сильном подозрении) это звучит так:

Я клятвенно отрицаю ту ересь, или, вернее говоря, неверие, которое неверно и лживо утверждает, что на земле не существует ведьм и что будто таким образом нельзя причинять вреда с помощью дьявола. Я вижу теперь, что такое неверие противоречит учению святой церкви матери и всех католических учёных, а также императорским законам, наказывающим подобных ведьм смертью через сожжение. Я клятвенно утверждаю, что я никогда не веровал в указанную ересь и теперь не верую.


4.Покаяние

Формулы покаяния в «Молоте» нет, зато есть текст для епископа, налагающего таковое:

Чтобы твои ненаказанные преступления не послужили поводом к совершению подобных преступлений другими, чтобы ты в будущем был осторожнее и менее склонён к подобному и чтобы тебя можно было бы потом скорее наказать, мы приговариваем тебя к следующему… Во первых , ты должен носить поверх своей обычной одежды подобие монашеского скапулира, свинцового цвета, без клобука, на котором прикреплены спереди и сзади кресты из жёлтой материи длиной в три и шириной в две ладони. Такой скапулир ты обязан носить постоянно столько то времени (надо точно указать: один год, или два, или больше, или меньше — в зависимости от степени вины обвиняемого) и стоять в нём перед дверями церкви в такие то дни столько то и столько то времени. Во вторых , мы приговариваем тебя к такому то тюремному заключению пожизненно (или на такое то время)… Мы сохраняем за собою право… смягчать, усугублять, изменять и совершенно или частично снимать это наказание, сколь часто мы это найдём нужным…

Именно к покаянию уговорами и пытками пытаются принудить подозреваемого, поскольку покаяние предполагает признание вины в поступке (например, наведение порчи) и собственно ереси: «да, я действительно не такой, как вы». В случае если признается приписываемое инквизитором действие (половая связь с демонами, например) или, хотя бы, соответствующе ему намерение или желание, налицо действие интроекции как механизма психологической защиты. («Интроекция – это процесс, в результате которого идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри»).
В межличностных отношениях индивид отделяется от группы (что подчеркивают соответствующие знаки на его одежде) и для прощения (обратного принятия) должен не просто заявить о том, что он разделяет ее ценности, но и понести наказание. В отличие от отлучения, где базовыми чувствами наказуемого должны быть одиночество и вина, при покаянии (как наказании) доминирующим чувством должен быть стыд. (Одним из способов покаяния являлся позорный столб).

5.Пожизненное заключение.

(Пожизненное) заключение – это наказание для признавших свою вину и раскаявшихся еретиков. Отклонение от групповых ценностей здесь настолько велико, что о возвращении преступника в сообщество не может быть и речи. К публичному унижению покаяния присовокупляются муки одиночества.

Данное отречение произносится в праздничный день в храме и сопровождается всенародной исповедью обвиняемой в её колдовских преступлениях. Судья спрашивает её при этом: «Предавалась ли ты в продолжение такого то количества лет искусству колдования?». Ответ: «Да». Судья: «Ты совершила за это время такие то преступления, в которых ты созналась?». Ответ: «Да». И т. д. Затем преклонив колена, обвиняемая отрекается от ереси, а епископ или судья произносят приговор, налагая на неё наказание носить одеяние кающегося еретика и провести остаток дней своих в заключении, «питаясь хлебом страдания и водою боязни». По прочтении приговора, сходного в основных чертах с вышеупомянутыми, судья прибавляет:

«Мой сын (или моя дочь), приговор над тобою или твоё покаяние заключается в том, что ты будешь носить до конца своих дней кресты. Ты будешь становиться на ступенях у дверей таких то церквей во время богослужения, а остальное время пребывать в пожизненной тюрьме на хлебе и на воде. Но тебе не будет тяжко исполнять всё это. Если ты терпеливо всё вынесешь, ты найдёшь у нас милость. Не сомневайся и не отчаивайся, но крепко надейся».


После этого приговор приводится в исполнение. Осуждённая становится в одеянии кающейся еретички на ступенях у церкви, чтобы все её видели. А вокруг неё ставится охрана. К завтраку она отводится в тюрьму, и таким образом начинается её наказание.

Обещанная «милость» не относится, разумеется, к жизни «тела», она предполагает только спасение «души».

Вот как Х.А Льоренте описывает психологическое состояние заключенного:
«…сидящий в ней (в тюрьме) впадает в невыразимую скорбь, неизбежную спутницу глубокого и постоянного одиночества. Здесь подсудимый никогда не знает состояния своего процесса; нет здесь утешения в свидании и беседе с защитником. Зимою все погружается здесь ежедневно в пятнадцатичасовой мрак, потому что узнику не дозволяется пользоваться огнем после четырех часов вечера и раньше семи часов утра. В этот довольно длинный промежуток смертельная ипохондрия овладевает заключенным среди охватившего его холода, потому что помещение не отапливается.»

Механизм защиты, соответствующий тюремному заключению – изоляция. «Взрослый вариант изоляции можно наблюдать у людей, изолирующихся от социальных или межличностных ситуаций и замещающих напряжение, происходящее от взаимодействия с другими, стимуляцией, исходящей от фантазий их внутреннего мира» (Н. Мак-Вильямс). В более «мягком» варианте изоляции не происходит отчуждения от социальной жизни, его заменяет отделение чувственного восприятия мира от его понимания. Человек, чей Инквизитор («Стражник», по Калшеду), использует изоляцию как основную защиту, большую часть времени пребывает в сноподобном состоянии, которое защищает (с точки зрения Инквизитора) его личность («душу») протагониста от окончательного распада перед лицом «непереносимой» опасности. (Нужно заметить, что изоляция и диссоциация, соответствующие «заключению» и «сожжению», в отличие способов психологической защиты, описанных выше, являются наиболее архаическими и их применение свидетельствует об очень ранней детской травме).

6.Сожжение
Хотя практика инквизиционного процесса и не совпадала с рекомендациями Шпренгера и Инститориса, и ведьм по предписанию «Каролины» сжигали вне зависимости от того, раскаивались они или нет, я буду опираться на третью часть «Молота ведьм». Она рекомендует применять сожжение: 1. в случаях повторного впадения в ересь; 2. к не признавшимся еретикам, чья вина доказана; 3. к нераскаявшимся еретикам (к этому разряду причислялись многие случаи, например, люди, сбежавшие от суда).
Церковный суд отстранялся от вынесения окончательного приговора и передавал подсудимого светской власти с такой формулировкой:

Дабы ты спас свою душу и миновал смерти ада для тела и для души, мы пытались обратить тебя на путь спасения и употребляли для этого различные способы. Однако, обуянный низкими мыслями и как бы ведомый и совращённый злым духом, ты предпочёл скорее быть пытаемым ужасными, вечными мучениями в аду и быть телесно сожжённым здесь, на земле, преходящим огнём, чем, следуя разумному совету, отстать от достойных проклятия и приносящих заразу лжеучений и стремиться в лоно и к милосердию святой матери церкви. Так как церковь Господня ничего более не знает, что она ещё может для тебя сделать ввиду того, что она уже сделала всё, что могла, мы, указанный епископ и судья… присуждаем тебя, как нераскаявшегося и повторно впавшего в ересь преступника, к передаче светской власти… которую мы нарочито просим умерить строгость приговора и избегнуть кровопролития и опасности смерти».

Целью смертной казни является умерщвление преступника, для христианина – разделение души и тела. В случае сожжения тело уничтожается, что, несомненно, следует считать отзвуком языческих ритуалов. Отделенная от тела душа отправляется в ад или в чистилище – в зависимости от покаяния.
С точки зрения межличностных отношения, смертная казнь – это окончательное исключение «преступника» из общины: «ты не наш и никогда не будешь нашим».
Механизмом психологической защиты, соответствующей сожжению, является диссоциация. При диссоциации «согласованный набор мыслей, действий, отношений и эмоций становится отделенным от остальной части личности и функционирует независимо». Если диссоциация является основным механизмом защиты, принято говорить о множественной личности – в одном теле уживаются две и более личностей, которые могут не знать друг о друге.
Причиной диссоциативного расстройства в 98% случаев (цит. по Н.Мак-Вильямс) является детская травма, связанная с абъюзом, субъективно воспринимаемым ребенком как угроза существованию. Чем в более раннем возрасте произошла травма, тем более изолированы друг от друга части личности. Если травма произошла в том возрасте, когда Эго человека еще находится в процессе формирования, то защитной реакцией может стать прекращения интеграции различных частей опыта в единое целое. По образному описанию Д. Калшеда, внутренний Стражник (Инквизитор, в нашей терминологии), загоняет Самость (инстанцию, ответственную за интеграцию опыта), в «холодный склад бессознательной психики». Если под Самостью понимать неуничтожимую душу, то она действительно больше не имеет доступа к Эго, а, соответственно, и к телу человека.
У человека, использующего диссоциацию как основной механизм психологической защиты, целостное переживание разделяется на части: непосредственное телесное восприятие может быть отделено от чувства, чувство – от символических мысленных представлений; переживанием невозможно поделиться с другим человеком, оно теряет смысл.

Наказания инсценируются по общим психодраматическим правилам. При отречении, очищении и покаянии важно присутствие общины, перед которой «еретик», соответственно, очищается. Процесс происходит с использованием приведенных выше текстов. Участники группы выражают свое отношение происходящему индивидуально, или в технике хора. Естественно, важно расспросить протагониста о его чувствах, и, в зависимости от них, немедленно перейти к введению ресурсов.
В случае тюремного заключения обустраивается «тюрьма», в которой еретик должен провести остатки своих дней. Важно расспросить о его чувствах по отношению к состоявшемуся процессу и об актуальных чувствах, а затем переходить к спасению.
Если директор уверен, что ведущей защитой протагониста является диссоциация, приходится инсценировать смертную казнь, однако напомню, что костер в мифодраме, в отличие от средневековой реальности – явление не частое.
Палач приковывает протагониста к столбу (это может один из участников), остальные участники раскладывают ветки и поджигают костер, сопровождая свои действия презрительными комментариями в адрес протагониста. После «смерти» протагониста выводят из роли, его место занимает дубль, протагонист рассказывает о своих чувствах. Здесь можно устроить сцену похорон или развеять прах. После этого «душа» протагониста ищет себе место для нового рождения. Подчеркну, что ведущий мифодрамы для инсценизации казни должен обладать значительным опытом в проведении техник психодраматической смерти и психодраматических родов.

5. Спасение.

Разумеется, что в мифодраме мы не можем ограничиться «наказанием» «еретика» - это означало бы попросту усилить его защитные механизмы.
Спасение или введение ресурсов, соответственно, зависит от наказания, а в конечном итоге – от характера и степени выраженности задействованных механизмов защиты.
В случае, когда наказанием служит очищение, отречение или покаяние, психотерапевтическая работа состоит, в общем в виде, в принятии части опыта и простройке психологических границ. Протагонист выбирает себе помощника или использует ранее выбранного (это может быть мудрый священник, не относящийся к инквизиции, непойманная ведьма, воин и проч.). Из «зеркала», находясь в роли спасителя, протагонист оказывает необходимую помощь дублю, который играет сцену наказания или демонстрирует чувства протагониста после наказания. Если необходимо физическое спасение протагониста, оно производится, однако важнейшей частью работы является честно объяснить, что происходит и как следует действовать. Это необходимо, чтобы преодолеть действие защитных механизмов и восстановить более реалистичную картину мира. В случае, если задействовано отрицание некоторых событий, необходимо прийти к их принятию; в случае действия проекции – дать возможность взять ответственность за свои чувства и поступки; если действует интроекция – вернуть чужие переживания их истинному обладателю. Текст спасителя зависит от предъявленных обвинений. Как и в большинстве психодрам, протагонист затем идет на свою роль и на чувственном уровне проверяет, насколько результативен был спаситель. В случае необходимости, обмен ролями происходит несколько раз. Ведущий внимательно следит за происходящим и вмешивается тогда, когда протагонист в роли спасителя соскальзывает на знакомые ему механизмы защиты.
Пример. На одной из мифодрам в роли колдуна оказалась женщина, до этого игравшая роль «Странствующего банкира». Город как чужака избрал его в козлы отпущения. Обвинения состояли в том, что банкир с помощью гипноза дурманит людей в корыстных целях. Однако на суде «колдун» защищался столь искусно, что был приговорен лишь к штрафу, каноническому очищению, и изгнанию из города. Очищение продолжалось почти полчаса, поскольку жители не верили в искренность банкира. Когда, наконец, колдун подобрал слова и интонации, которые убедили в его искренности, и его отпустили, мы решили построить новый город, в котором он может «осесть». Знакомство с жителями этого города продолжалось еще полчаса, до тех пор, пока «банкир» не признался, что он – переодетая женщина. В данном примере «Спасителем» явились жители обоих городов, протестировавшие протагониста на искренность. Результатом явилась большая осознанность чувств и свобода в их выражении.
Если ведьма или колдун приговорен к пожизненному тюремному заключению, то его ведущими чувствами, скорее всего, будут одиночество и безысходность, свойственные для изоляции как защитного механизма. Главной задачей Спасителя в такой ситуации является пробудить активность протагониста. Обычным ходом является побег из тюрьмы в различных его формах, например, прорыв из круга. Как правило, для побега ему нужен помощник, который выбирается из числа участников. Хорошим критерием успешного спасения являются пробудившиеся чувства протагониста, когда он очень живо ощущает краски и запахи мира.
В ситуации, когда ведьма виновна настолько, что единственным наказанием для нее может быть смертная казнь, в качестве спасения я обычно применяю технику психодраматических родов. Напомню, что техника предполагает:
1. "Смерть" и "похороны" протагониста.
2. Психодраматические роды
3. "Вселение" в новую семью
В нашем случае смерть обеспечивается сожжением, технику я описал в предыдущей подглавке. После этого «душа» протагониста ищет себе новую семью, маму и папу, которых хотелось бы иметь, и которые хотели бы иметь ребенка. На этом этапе возможно застревание, в этом случае нужен помощник, например ангел-хранитель.
Затем мы инсценируем собственно роды. Для этого участники группы выстраиваются в два ряда, довольно близко друг к другу – это родовой канал. Ребенок из матки должен выбраться на свет Божий, в этом ему помогает повитуха.
После этого он обживается в новой семье, где его любят. В мифодраме имеет смысл «вырастить» ребенка до того возраста, в котором сожгли ведьму.

Общие замечания

Резюмирую сказанное с точки зрения действий ведущего.
После социодраматической части мифодрамы и выбора протагониста, ведущему нужно:
1. Поставить сцену инквизиционного следствия. Целью является выявление базовой травматизации протагониста и ведущего механизма психологической защиты. Для этого в качестве теоретической схемы можно использовать схему Лиз Бурбо.
2. Поставить сцену пыток и казни. Приговор выносится в соответствии с выявленной травмы и механизмом защиты.
3. Поставить сцену спасения протагониста.
Еще раз подчеркну, что мифодрама «Молот ведьм» не является безопасным психотерапевтическим инструментом, для ее проведения директор должен обладать значительным психотерапевтическим опытом и интуицией. Здесь есть множество подводных камней, не описанных в статье. Тем не менее, при грамотном и ответственном проведении – это мощный инструмент работы с базовыми травмами клиента. Мифодрама позволяет воссоздать на сцене травмирующую ситуацию, и найти выход из нее. Она может быть полезна любому человеку, пережившему несправедливое обвинение, предательство, насилие или испытывающему чувства вины, стыда и одиночества.

Отзывы участников МФ-07:

Александр, Москва:
«…И тут возникло ощущение, что передо мной сияющая стена, а может быть ледяной портал, и я в нее со всего маха лечу - она еще на некотором расстоянии, но уже здесь. И - кураж и предвкушение схватки.»

Любовь, Воронеж:
«Впервые побывала на мифодраме Леонида Огороднова, о которой столько всего лестного ранее слышала. Понравилось то, что в процессе социодраматического разогрева ничто не вызывало напряжения: все шло как по маслу и ничто не предвещало беды. Я оказалась протагонистом совершенно неожиданно: раз – и все. Ощущалась поддержка директора, протагонистом у Огороднова быть комфортно. Тема работы всплыла неожиданно злободневная, ресурс получен, надеюсь, полезный.»
«Вообще, Ленечка, поздновато ты спохватился - уже очень многое забылось.
Из жителей города, помимо проститутки, помню цветочницу, настоятельницу монастыря, владелицу парфюмерной лавки, любовницу инквизитора, порядочную горожанку, даму без определенных занятий и семью алхимика (он, жена и ребенок). В мирное время, когда все жили нормальной жизнью, проститутка зарабатывала свой трудный хлеб, покупала цветы, духи, общалась с горожанкой, дружила с женой алхимика. Потом задумала открыть курсы «искушенных жен», куда приглашала всех знакомых женщин - научиться искусству любви. И вот уже начала набираться группа, как объявили о приезде инквизитора. Донос я написала сама на себя - и тут же молила о прощении.
Громом среди ясного неба было для меня обвинение алхимика - ни словом
никогда не обидела, ни делом. Какие-то черные мухи роились в его голове,
когда он принял столь необдуманное решение - публично меня обвинить в
преступлении перед богом.
- У меня, - говорит, - уже лет 20 как не стоит, а она своим колдовством
будила во мне похоть. - В этом, собственно, и заключалось его обвинение.
Ведьма на суде вела себя довольно самоуверенно поначалу - я не сомневалась, что меня оправдают, что инквизитор - живой человек, что ему не чужды простые человеческие слабости, что он согласится провести со мной ночь - и отпустит на все четыре стороны. Но он оказался старым и очень уставшим от жизни человеком - его уже ничем было не удивить. Не хотел он близости, не хотел фейерверка ощущений, не хотел брать на себя такую ответственность. Он сам боялся толпы. Он боялся, что нереализованная ненависть толпы обернется против него в случае помилования. Он не хотел этого на себе испытать. Он не
хотел рисковать ради ночи сомнительных плотских давно забытых удовольствий.
Когда ведьма это поняла, уверенности ее поубавилась - она попыталась
воззвать к чувствам толпы: «люди, мол, добрые, сколько всякого хорошего вам я за свою недолгую жизнь сделала - так чем же за мое добро вы готовы мне отплатить!?» Но толпа вошла в раж - ей уже было все равно, виновна я или нет - уже очень хотелось «зрелища». Гештальт нужно было завершить, иначе день был бы прожит зря. Поэтому толпа скандировала: «Виновна! Казнить! Нельзя помиловать!».
Роль адвоката я не помню вовсе - как-то слабо он меня защищал - даже
визуального образа не осталось - а был ли адвокат?..
Помню, как очень не хотелось признаваться в том, чего я не совершала. Помню ужас, который меня охватил, когда я осознала, что от меня уже ничего не зависит. Что из меня пытками выбьют признание и казнят. Вопрос только в способе пыток и казни. Стоять на одной ножке было не трудно, но видимо что-то уже перемкнуло, когда я машинально созналась - то есть не желая этого, случайно, знаешь эффект третьего «да»?
Нереальность происходящего особенно остро ощущалась, когда «прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете» - я имею в виду приезд папы Римского. Поэтому я сильно тормозила на стадии освобождения - не было в этом сценарии освобождения. По ощущениям нужна была казнь. И всеобщее ликование.
Но приехал папа - и всех развел. Инквизитору по шапке надавал, девчонку
заблудшую деньгами одарил и отпустил на все четыре стороны. Негодующая и неудовлетворенная толпа осталась искать очередного «козла отпущения».
Впрочем, мне было уже все равно. Меня на самом деле очень поправили - даже виртуальные - деньги. И свобода. От всего и от всех. От вынужденного
общения, работы, обязательств, воспринимаемых мной на тот момент пожизненным заключением. Восторг был неподдельный.»


Светлана, Воронеж:
«…отмечу ещё, что, против обыкновения, тренер не давал страстям разгореться во всю мощь (и это большой и неожиданный плюс) - а было куда, эмоции были сильные».
Леонид Огороднов
Сообщения: 125
Репутация пользователя: 2




Библиографическая ссылка: Л.Огороднов. Мифодрама "Молот ведьм". Режим доступа: [http://www.psihodrama.ru/t49.html]

Метки темы

мифодрама

Вернуться в Мифодрама



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron