Мария Либерман. Монодрама (реферат)

Использование психодрамы в индивидуальной работе

Непрочитанное сообщение Павел Корниенко 04 июл 2010, 21:07

Источник: реферат размещается на сайте www.psihodrama.ru с любезного разрешения автора


Либерман Мария

МОНОДРАМА: что за зверь, как правильно его приготовить, в каких случаях подавать…

Реферат по психодраме, выполненный в рамках психодраматической сертификационной образовательной программы Жанны Лурье.

Содержание
Введение
Часть I. Специфика монодрамы
Что такое «монодрама»
«Показания» к монодраме
Возможности монодрамы
Недостатки монодрамы в индивидуальной терапии

Часть II. Подготовка к монодраматической игре
Организационные моменты
Разогрев
Сопротивление

Часть III. Монодраматическое действие
Переход к игре
Построение сцены
Назначение на роль

Часть IV. Техники психодрамы – в монодраме
Дублирование
Пустой стул
Внутренний монолог и реплики в сторону
Смена ролей
Обмен ролями
Конкретизация
Зеркало

Часть V. Проработка, обсуждение, завершение
Выведение из роли, снятие роли
Молчание
Ролевая обратная связь
Идентификационная обратная связь
Обратная связь выбора роли
Шеринг
Продолжение сеанса

Заключение
Использованная литература


Введение


К написанию реферата о монодраме меня подтолкнули собственные сомнения и размышления о том, эффективен ли этот метод, родившийся из группового психодраматического действия, в индивидуальной терапии. Или, как полагают некоторые психодраматисты, монодрама – это всего лишь «жалкая замена психодраме», не имеющая самостоятельной ценности и существующая только в силу невозможности собрать группу…

И, если метод эффективен, то как грамотно и, главное, аккуратно организовать процесс, чтобы дать возможность проявиться в индивидуальной работе всем (или максимуму) из тех возможностей и техник, которые дает психодрама.

К сожалению, спектр литературы по монодраме на русском языке весьма ограничен, поэтому я попыталась структурировать в удобной мне логике и обобщить информацию о методе, имеющуюся в нескольких основных источниках (см.список литературы).


Часть I. Специфика монодрамы


Что такое «монодрама»


Монодрама – это вариант психодрамы, в которой все роли играет сам протогонист. В редких случаях монодрама используется в групповой работе (как вариант техники самопрезентации), но мы будем рассматривать ее исключительно в контексте индивидуального консультирования. Приведем несколько определений монодрамы.

Монодрама — использование психодрамы в индивидуальном консультировании и психотерапии. В монодраме нет группы — людей, которые могут играть роли в сценах клиента. В монодраме, также как и в психодраме, часто использутся пространство помещения для построения сцены, но вместо других людей в монодраме используются пустые стулья или предметы. [1]

Монодрама возникла из практики и теории психодрамы, и представляет собой психотерапевтическую индивидуальную работу во взаимодействии психотерапевт — клиент. Монодрама формируется на основе понимания между клиентом и терапевтом, при этом включаются как вербальные, так и невербальные коммуникативные возможности. Психодраматические игровые аспекты и аспекты психодраматического действия играют при этом большую роль. [2]

Психодрама "а'dеus" или "на двоих" предполагает такое соглашение между психотерапевтом и клиентом, в котором терапевт использует и вводит в ситуацию индивидуальной терапии все техники, присущие психодраме. [1]

Ситуация, в которой управление психодрамой переходит в руки протагониста, называется “авто-” или “монодрамой”. [7]

Короткое ролевое действие или серию действий, в которых протагонист представляет себя или кого-то иного из своего социального атома, называется самопредставлением. Вариантом самопредставления Д.Киппер считает монодраму, то есть вариант драмы, в которой все роли играет протагонист (вспомогательные «я» не вводятся). [4]

Техника самопредставления используется во всех тех случаях, когда протагонист играет самого себя или роль людей, для него важных. В техническом плане названный метод обычно существует в двух видах. Первый состоит в том, что протагонистов просят дать короткое описание себя самих, а также важных для них людей в форме последовательных эпизодов, как бы устроить парад лиц и личностей. Второй способ часто называют еще монодрамой. Здесь протагонист разыгрывает серию завершенных ситуаций, причем все исполняет сам. Все роли описываются только протагонистом. Иногда техника самопредставления может реализовываться в ситуации интервью. Это бывает особенно полезно, когда протагонист описывает сцены, в которых требуется исполнить роль другого человека. У протагониста берут интервью в соответствии с ролью, и он отвечает на вопросы так, как в действительности отвечал бы тот человек. [6]


«Показания» к монодраме


В ряде случаев монодрама более безопасный метод работы для клиента, по сравнению с психодрамой. Поскольку определенные темы протагонисту также трудно раскрывать в группе, такая возможность предоставляется ему в тех случаях, когда болезненные темы могут быть исследованы в ситуации "один на один" в подходящей обстановке. (Moreno, 1923а) [1].

Клинический опыт показывает, что в начале сеансов лечения пациенты часто испытывают "первоначальную тревогу"… Если протагонисты подозрительны, напуганы участием вспомогательных лиц, над которыми не имеют контроля, техника самопредставления в форме монодрамы может оказаться очень полезной. [6]

К числу непростых, тревожных для протагониста тем могут, например, относиться темы сексуальных проблем или насилия. Таким образом, психодрама "в кабинете" может оказаться более уместной. [1]


Возможности монодрамы


Когда психодрама ответственно применяется в ситуации консультирования один на один, то по сравнению с вербальными аналитическими подходами у нее есть некоторые преимущества.
  • Действие становится частью "здесь-и-теперь" - ситуации, следовательно события из прошлого или будущего привносятся в "реальность" настоящего.
  • "Реалистичность" переживаний клиента усиливается, когда в кабинет психодраматически вводятся значимые для клиента люди, предметы, помещения и т.п.
  • Благодаря проигрыванию в действии, психодрама предоставляет клиенту возможность поэкпериментировать с новыми для него способами поведения.
  • Психодрама подчеркивает значимость спонтанности и творческой способности клиента.
  • Такие техники, как обмен ролями, дублирование, конкретизация полезны, когда терапевт сталкивается с проблемами переноса и контрпереноса.
  • … большинство психотерапевтов ведет индивидуальный прием в кабинете. Это пространство представляет собой сцену, на которой они работают. Поэтому терапевт, склонный к ослаблению творческой способности и осознанности, может почувствовать себя более удобно и раскованно. [1]


Недостатки монодрамы в индивидуальной терапии


У психодрамы есть также недостатки и противопоказания к применению.
  • Действительно, существует монодрама, и можно играть драмы с пустыми стульями, но трудно переоценить значение групповой энергии, заряжающей протагониста, групповой поддержки, которая делает невозможное возможным, а также “теле” группы, которое придает происходящему в индивидуальной истории смысл всеобщности, глобальности и универсальности. [8]
  • Такие техники, как обмен ролями, дублирование и "условная действительность", свойственная самой природе психодрамы, ("beyond reality" nature), могут запутывать клиента и терапевта. Можно запутаться, кто в какой роли находится.
  • "Здесь-и-теперь" составляющая может создавать у клиента чрезмерную тревожность, которая в результате выразится в снижении спонтанности и ригидности.
  • Воздействие на клиента может оказаться слишком сокрушительным, чтобы клиент мог успешно интегрировать его в свою жизнь.
  • Клиент может использовать психодраму, чтобы подпитывать свою позицию "жертвы" в жизни. Он будет пытаться избегать ответственности за неадекватные действия.
  • Клиент, одержимый идеями убийства или самоубийства, обычно не получает пользы. [1]
  • Во время тренировочных сеансов терапевт, благодаря активным методам, и сам сталкивается со значимыми другими и с самим собой. [2]


Часть II. Подготовка к монодраматической игре


Организационные моменты


Для монодрамы важен учет времени как психического измерения. При 50-минутном сеансе:
  • начало монодрамы не позже, чем через 15 мин после начала сеанса;
  • максимум 10 мин игрового времени с выбором ролей, вхождением в роль и протеканием игры с возможными внутренним диалогом, дублированием и т.д.;
  • 20 мин для последующего обсуждения при, например, пяти вспомогательных объектах относительно обоснования выбора ролей, ролевой обратной связи из смены ролей, возможно — из обмена ролями с терапевтом, далее относительно идентификационной ответной реакции и шеринг;
  • 5 мин на завершение сеанса.

Полностью оправдывает себя золотое правило: этап последующего обсуждения длиннее этапа игры. [2]


Разогрев


Понятие "разогрев" – просто другое слово для описания того, что большинство терапевтов так или иначе делает в первые моменты сеанса. Назначение этой фазы – распознать, что беспокоит клиента, выяснить, какие чувства он испытывает, и определить, к какому результату будет стремиться работа в данной сессии. [1]

Пока клиент рассказывает о себе, прежде всего — о собственных чувствах, монодрамотерапевт не должен прерывать его предложением начинать игру, он лишь внимательно слушает. При этом важно помечать для себя характерные, примечательные для клиента предложения и содержательные моменты, чтобы иметь возможность в ходе монодрамы к ним обращаться. Если клиент приглашен на монодраматическую игру впервые, следует, чтобы она происходила по возможности в условиях конкретного изображения внешней и внутренней ситуации.

Если монодрамотерапевту ситуация кажется подходящей в аспекте:
  • содержания, т.е. сообщение характерно для только что изображенной проблематики («...Я постоянно сталкиваюсь с такими ситуациями...»);
  • формы, т.е. сообщение благодаря своей конкретности и четкости подходит для вступления в ситуацию монодраматической игры («...Мне больше ничего не приходит в голову. Ощущаю себя дураком набитым»).

Тогда может происходить приглашение к монодраме. Только тогда, когда заложена база доверия между клиентом и терапевтом и клиент располагает достаточным для решения самосознанием, следует ставить вопрос — играть или рассказывать дальше. [2]

Ясное понимание хода разогрева будет помогать психотерапевту, когда он решает, какая процедура (intervention) годится для данного клиента. Процесс разогрева активно используется от начала терапии до последней встречи с клиентом. [1]


Сопротивление


Если клиент:
  • в ходе своего описания вообще не дает себя перебить;
  • хотел бы просто рассказывать дальше;
  • считает, в качестве одолжения своему терапевту, что не должен отвлекать его, то предложение в течение этого часа терапии повторять не следует. В противном же случае существует опасность того, что клиент согласится только для того, чтобы приспособиться, а не для того, чтобы следовать собственным потребностям.

Если клиент не принимает предложение встать и начать двигаться, такой клиент действительно не разогрет. Он двигается механически, и ждет, когда все это закончится, так как будто он считает указания очень скучными и глупыми. Полезно в таких случаях указывать клиенту на эту его сложность. Иногда, простое объяснение клиенту смысла разогрева, позволяет разогреву сработать немного лучше и мы можем достичь высокой степени телесной разогретости и легкости, и в конечном счете эффективности работы клиента. [3]

По мнению Розы Кукиер (Rosa Cukier), целесообразно начинать работу с телесных, общедвигательных разогревов: «Я обычно говорю, что эти упражнения позволяют найти контакт со своим собственным телом, которое люди обычно носят с собой на протяжении всего дня как одежду которую надели утром одеваясь, но которому обычно не уделяют внимания на протяжении дня. Я говорю также, о важности ощущений в теле – таких как боль или напряжение – потому что это особый язык в котором важно все». [3]

Разогрев терапевта также очень важен. Какие события происходят в его жизни в данный момент? Что он чувствует по отношений к клиенту? Как терапевт воспринимает чувства клиента по отношению к себе? Терапевта что-то отвлекает, ему скучно, он расстроен предыдущим клиентом? Все эти факторы оказывают влияние на способность терапевта разогреться под потребности данного клиента. «Лично я воспринимаю эти физические разогревы очень серьезно, и я реально пытаюсь почувствовать мое собственное тело в эти моменты. Я верю в то, что это также помогает мне лучше понимать сложности моих клиентов и чувствовать, какие указания мне лучше давать им, для того чтобы способствовать их контакту с собственным телом» (Rosa Cukier). [3]


Часть III. Монодраматическое действие


Переход к игре


Кто-то говорил в шутку, что для того, чтобы понять психодраматист ли этот терапевт, достаточно просто увидеть, что он просит клиента встать и начать двигаться всякий раз, когда начинает работать. [3]

Игровой этап может начинаться тогда, когда клиент в процессе рассказывания:
  • применяет «внутренний обмен ролями», т.е. повторяет прямую речь других, идентифицирует себя с чувствами других: «это сказал(а) он/она», «это он/она так закричал(а), заплакал(а)»;
  • применяет конкретизацию: «я как будто стою перед какой-то стеной», «на экзамене как дурак набитый», «меня словно парализовало», «перехватило горло»;
  • хочет осуществить пробное действие: под защитой ситуации, созданной в ходе терапии монодрамой, апробируется то, что в повседневной жизни до сих пор было немыслимым, невысказанным, невозможным;
  • дает конкретное описание ситуации: «Следовательно, это было так...». [2]

Принципиально важно, чтобы требования монодрамотерапевта были краткими и конкретными, т.е. хорошо понятными. Если раньше у клиента уже был опыт монодрамы, то для приглашения достаточно вопроса: «Может быть, Вы хотите попробовать представить рассказанное в ролевой игре?». Если клиент соглашается и говорит, например: «Да, а как это будет происходить?», то монодрамотерапевт должен первым проявить активность, т.е. подняться со стула [2]

Приглашение к монодраме заканчивается, если клиент:
  • встает и начинает сценическое представление, т.е. монодраму;
  • отклоняет предложение вербалъно: «Я хотел бы продолжить свой рассказ»;
  • невербально: например, молчит, избегает зрительного контакта с терапевтом, остается сидеть и т.п. [2]

Если монодрама началась, т.е. наступил уже собственно игровой этап, то терапевт может дублировать маркированные вспомогательными объектами лица либо в случае конфликтов при принятии решения, различные возможности или же обмениваться ролями с клиентом. Важно, чтобы решение относительно каждого шага принималось предварительно самим клиентом. Будь то дублирование, или обмен ролями, или внутренний диалог, всегда предварительно следует выяснять, подходит ли такое действие, и только затем применять эту технику. Для этого не нужны длинные разговоры. Решающей является внутренняя позиция терапевта ждать согласия клиента, прежде чем сделать следующий шаг. Только таким образом можно добиться, чтобы на каждом этапе игра оставалась игрой клиента, а не становилась игрой терапевта. [2]


Построение сцены


Фаза действия в психодраме представляет собой проигрывание ситуации из реальной жизни клиента – прошлого, настоящего или будущего. Терапевт помогает клиенту поддерживать ощущение, что действие происходит "здесь и сейчас". Событие реальной жизни клиента, будь то прошлое или будущее, всегда должно быть максимально приближено к реальности, так, "как если бы" оно происходило в данный момент времени в данном месте. [1]

Представление сцены в монодраматической игре происходит так же, как и представление сцены в психодраме. Директорские навыки, используемые для построения сцены, очень важны для терапевта, который применяет психодраму в индивидуальном приеме. Вместе с клиентом директор должен установить, где будет располагаться сцена, где и когда происходит действие, кто и что присутствует в сцене, т.е. "семья в комнате завтра вечером, муж и жена обсуждают свои отношения"…Процесс построения сцены создает атмосферу возрастающей реалистичности происходящего как для клиента, так и для терапевта. Если жизненная правда сцены воссоздается в кабинете, то это также помогает клиенту в большей степени почувствовать себя дома.

В психодраме часто бывает так, что при построении некоторого фрагмента сцены директор сталкивается с чем-то, что имеет огромную значимость для клиента. Построение сцены, в которой клиент находится в своей комнате в возрасте 15 лет, делает ее существенно более глубокой, если при этом ему задаются вопросы об атмосфере в комнате, о картинах на стенах, книгах и мебели. Может быть полезным побуждать клиента заглянуть в ящики стола или в шкатулку с драгоценностями (сокровищами). В ящиках и на полках часто выставляются предметы былых увлечений, запахи, цвета и фактура могут стимулировать клиента повысить степень осознания отдельных событий. Время от времени директор может попросить клиента поменяться местами со значимым предметом и дать ему голос.

Тем не менее обстановка сцены весьма способствует достижению переживания "здесь и теперь". Она позволяет клиенту ввести в кабинет внешний мир. Раз так, то мир можно встроить в терапевтический процесс. Оформление сцены полезно, главным образом, в сочетании с такими процедурами, как проектирование будущего, монолог и реплики "в сторону", пустой стул, конкретизирование (усиление concretizing), дублирование, и использование дополнительных я.

Компоненты сцены – кто, где и когда. Терапевт просит клиента расставить основные предметы мебели, чтобы обозначить место, которое он выбрал для сцены. Клиент расставляет стулья, кушетку, стол, кровать и т.д. "Где" для сцены можно развить, определяя, темно в комнате или светло, чем здесь пахнет, каковы "дух" и "голос", какого что цвета и как это на ощупь. Кроме того, терапевт может попросить клиента стать картиной или машиной и расспросить его в этой роли.

Когда на сцене уже есть "где", клиент может продолжить, решая для себя, какое время и каких людей он хочет на ней представить. Главное – позволить клиенту установить для себя опоры. Клиент обладает ими во всей полноте, что дает ему возможность физического движения, которое может помочь уменьшить некоторую первичную тревожность. [1]

Участвующие в ситуации лица символически показываются вспомогательными объектами. При обосновании выбора ролей, при вхождении в роль вспомогательных объектов может возникнуть совершенно другая монодраматическая сцена, чем та, которую первоначально планировал клиент. Терапевт помогает принять решение, какую сцену теперь следует разыгрывать. Если клиент принимает решение в пользу последнего варианта, т.е. новой сцены, то старая сцена «замораживается», а новая ситуация пространственно отделяется, происходит быстрое вхождение в новую сцену.

От более точного пространственного представления следует отказаться ради наглядности прежде всего для того, чтобы не потерять спонтанность клиента. При разворачивании следует вновь внимательно следить за временным порядком сцен, чтобы следовать за внутренней динамикой клиента.Чувства, которые вызывает поведение господина X у клиента, или конфликтная ситуация, возникающая из-за этого, является содержанием последующего обсуждения. [2]


Назначение на роль


Для маркировки участвующих лиц выбирают имеющиеся в помещении предметы. Важно оставить время для выбора предметов и предложить клиенту при распределении ролей конкретно взять эти предметы в руки и в соответствии со всплывшей в памяти сценой поставить их на надлежащее место при соблюдении их взаимоотношения между собой и с клиентом. Не редко клиент сам уже при распределении ролей замечает взаимосвязь между предметом и характером выбранного лица; т.е. следующее за игрой обсуждение выбора ролей уже оказывается подготовленным.

Если клиент в качестве вспомогательных объектов выбирает предметы, смонтированные в помещении неподвижно, то клиенту предлагается прикоснуться к ним для того, чтобы таким образом субъективно пережить вхождение. При вхождении через дублирование, как и в психодраме во время дублирования, также осуществляют прикосновение к вспомогательному объекту рукой.

В заключение клиент выбирает предмет для самого себя. Таким образом, ситуация для смены ролей на этапе игры оказывается подготовленной. Важно, что клиент вступает в роль в конце, т.е. лишь тогда, когда произошло представление сцены и вхождение в роль главных участвующих лиц или других содержательных моментов. [2]


Часть IV. Техники психодрамы – в монодраме


Дублирование


Дублирование полезно для работы с клиентом, который нуждается в поддержке, в прояснении мыслей и чувств и которого необходимо побуждать выразить скрытые мысли и чувства. [1] Двойник становится за клиентом, принимает его позу, жесты, мимику и говорит от первого лица то, что клиент ощущает, но не говорит.

На монодраматическом сеансе дублирование берет на себя соответственно терапевт. Принципы, описанные для методики групповой терапии, действуют и для сеанса индивидуальной терапии. Только терапевт становится рядом с клиентом и осуществляет дублирование. А каким образом и способом — решает исходя из текущей ситуации. В отличие от психодрамы в группе дублирование не должно производиться за клиентом с тем, чтобы у клиента постоянно была возможность держать в поле зрения всю игровую ситуацию, включая терапевта. [2]

Одна из сложностей заключается в том, что оно требует от терапевта становиться то дублем, то терапевтом. Эта двойная функция предъявляет серьезные требования к терапевту при понимании, когда подтолкнуть и когда отступить, при поддержании чувства реальности и чувства времени, а также в процессе осознавания границ между личностными проблемами терапевта и клиента. [1]

Когда представление сцены закончено, клиента приглашают стать за или, при нехватке места, рядом со вспомогательным объектом и дублировать его, т.е. высказывать то, что могло бы происходить в лицах или в ролевых участиях самого клиента, если речь идет о внутреннем конфликте, что они сейчас думают или чувствуют:
  • по отношению к важной для клиента ситуации;
  • по отношению к самому клиенту.

В завершение клиент дублирует самого себя. Иными словами, он озвучивает также свои собственные чувства или мысли в этой значимой для него ситуации, располагаясь за или рядом со вспомогательным объектом, который он сам себе выбрал, и касаясь его рукой или даже непосредственно держа его в руке.

Этот этап представления по отношению к участвующим лицам или ролевым долям не должен продолжаться слишком долго с тем, чтобы еще оставалось достаточно времени для игрового этапа. Клиента тогда приглашают принять собственную роль, и теперь в режиме ожидания оказывается терапевт, на которого вначале направляет свое действие клиент. [2]

Дублирование может быть весьма эффективным, если оно применяется одновременно с техникой пустого стула. Терапевт садится или становится рядом с клиентом, помогая ему проявить невыраженные мысли и чувства. Дубль также помогает клиету прояснить сложные и запутанные проблемы. [1]


Пустой стул


Пустой стул заменяет лиц, которые на групповом сеансе брали бы на себя антагонистические роли протагониста. Вид выбранного стула позволяет сделать вывод о содержании, для которого он был выбран. [2]

Чтобы применить технику пустого стула терапевт просит клиента выбрать значимого другого, которого, используя воображение, можно поместить на пустой стул.(Haskell,1967). Значимый другой – это человек, идея, чувство или предмет, который важен для клиента. Цель этой техники состоит в том, чтобы позволить клиенту ввести в кабинет кого-то или что-то, что необходимо исследовать. Часто темой может быть незаконченное дело или разговор между клиентом и кем-то из его настоящего или прошлого. Клиента просят обратиться к значимому другому, сидящему на пустом стуле, говоря ему то, что не сказано или никогда не было сказано в жизни. Важно, чтобы клиент обращался к стулу так, как будто этот человек на самом деле присутствует.

При проведении техники пустого стула терапевту следует просить клиента меняться ролями и становиться другим. Клиент пересаживается на стул другого и принимает форму, позу, воспроизводит манеру, жестикуляцию, и тон голоса другого. Обмен ролями можно производить настолько часто, насколько это необходимо. Терапевт может также может решить расспросить клиента, оказавшегося после обмена ролями в положении другого. Техника дополнительного стула усиливает изображаемую реальность актуального присутствия значимого другого. [1]

В монодраме техника «пустой стул» используется скорее в коротких, спонтанно возникающих диалоговых секвенциях; если требование дифференцированного выбора вспомогательного объекта в этот момент означало бы ролевое сужение для пациента. При более продолжительных диалогах лучше производить выбор вспомогательного объекта, который может располагаться на «пустом стуле» или где-нибудь еще в помещении, на соответствующем удалении от положения пациента в данный конкретный момент. [2]


Внутренний монолог и реплики в сторону


Уже при дублировании может осознаваться так много материала, что клиент более не в состоянии войти в сцену. Клиент сидит или стоит в ожидании, погруженный в свои мысли. Здесь помогает приглашение к внутреннему монологу: приглашение высказать то, что происходит именно в мыслях или чувствах клиента. [2]

Монолог используется актерами в драме, чтобы проговорить вслух те мысли и чувства, которые не могут быть выражены иным способом. То же самое справедливо для клиента в психодраме. Клиент скорее выскажет вслух мысли и чувства так, как они приходят на ум, чем обращаясь к терапевту или пустому стулу. Клиент и актер делают вид, что здесь никого нет - только он один. Клиент способен поделиться чувствами благодаря этому псевдоуединению. Оно также повышает осознание клиентом своих чувств, поскольку переживается как "здесь и сейчас". Многие сцены подходят для того, чтобы стимулировать монолог. Клиент часто способен описать несколько мест, где ему приходят какие-то мысли. Множество обыденных сцен-монологов произносится в машине, в постели, на стуле, на работе, на пляже или на лесной тропинке. Важно, чтобы клиент произносил монолог, как будто он в данный момент времени находится в сцене. [1]

Клиент высказывает свои мысли и чувства, отвернувшись преимущественно в сторону, чтобы это не воспринималось как прямая речь. Внутренний монолог тесно связан с техникой двойника и является для протагониста возможностью выражать всплывающие образы и конкретизирующиеся знания. Он соответствует в основном видимому действию протагониста. Монолог в психодраме является полезным вспомогательным средством для того, чтобы озвучить потаенные мысли. Высказанные в монологе мысли являются ключом к пониманию конфликтов и к решению человеческих проблем» (Yablonski, 1992). [2]

Многократные вхождения в роль также могут, например, иметь целью положения внутреннего диалога. Монодрамотерапевт может предложить для этого помощь: «Если все нормально, то я выскажу сейчас вам пару предложений» и дублирует, стоя рядом с клиентом, например — слева, если речь идет о чувствах, или справа, если речь идет о рациональных рассуждениях.

Если же клиент направлен на присутствующего с помощью вспомогательного объекта человека, то необходимо следить за тем, чтобы это происходило в форме прямой речи. В основном достаточно одного-двух требований, чтобы клиент прекратил описательное повествование, а начал придерживаться прямой речи.Таким образом, в монодраме возможно непосредственное достижение обучающего эффекта в понимании поведенческого тренинга. Внутренний монолог также может в этом смысле служить помощью по «наведению мостов». Вначале производится сбор и упорядочение мыслей, чтобы затем сохранить содержание в форме прямой речи там, где положено. Следующим шагом будет шаг в жизненную реальность вне сеанса терапии.

Реплики в сторону – другая техника, заимствованная из драмы. Они похожи на монолог, но часто менее продолжительны. Например, если во время конфронтации клиента с персонажем обозначенным пустым стулом, терапевт добивается от клиента точности в выражении его чувств, терапевт может сказать: "Джерри, поверни на минуточку голову в сторону и скажи то, что ты не говоришь твоей матери. Представим, что она не может тебя услышать". Реплики в сторону помогают клиенту прекратить контролировать выражение тех чувств, которые есть, но остаются невыраженными. [1]


Смена ролей


Смена ролей является половинным обменом ролями, так, например, протагонист в монодраме чередует свою роль со вспомогательным объектом; ведь объекты со своей стороны произвести смену ролей не могут, поэтому здесь говорить об обмене ролями нельзя. Чтобы отметить это, вспомогательный объект для самого протагониста всегда стоит на месте протагониста. Следовательно, при чередовании ролей с другими вспомогательными объектами протагонист чередует их с определенными частями Я своей особы. [2]

Смена ролей имеет по отношению к сопротивлению и защите исследовательский характер. Посредством чередования с соматической ролью (например, внезапно возникшей головной болью) или с психической ролью (например, смущение, подавленность) можно изучить трансцендентность роли, которая препятствует конфронтации с собственно проблемой или конфликтом. [2]


Обмен ролями


При обмене ролями происходит обмен с социальной ролью (отец, возлюбленный, начальник). Благодаря этому обмен ролями наряду с терапевтическим и диагностическим значением приобретает дополнительный, социальный аспект. Части Я могут познаваться и через обмен ролями (например, сочувствие).

При групповой методике в целом для антагонистических ролей выбираются члены группы. При индивидуальной методике в соответствующие чужие роли могут вводиться стулья, другие объекты или ограниченные площади в помещении.

В роли другого лица можно рассматривать и определять относительный характер переживания этого лица из другой перспективы. «Вчувствование в роль другого лица или принятие на себя его роли создает ядро всей человеческой интеракции. Этот процесс, физически и эмоционально разворачивающийся в психодраме, совершенствует восприятие самого себя и других людей и облегчает осмысленную коммуникацию».

Это имеет диагностическое и терапевтическое значение, особенно при неврозах навязчивых состояний. Это может дать представление о переживании социальных и семейных ситуаций и о поведении в данных ситуациях. [2]

При построении сцены терапевт должен найти подходящий момент, чтобы прямо в сцене произвести обмен ролями. Как правило, обмен ролями следует за утверждением или вопросом, с которым клиент обращается к другому. Клиента просят, поменявшись местами, стать другим и из этой новой роли ответить на реплику или вопрос. В какой-то момент терапевт просит клиента сделать обратный обмен и вернуться в свою роль. Во время сессии может быть один или несколько обменов ролями в зависимости от природы драматизации. [2]

При обмене ролями важно, чтобы клиент на самом деле менялся стулом или местом со значимым другим. Это помогает закрепить чувство подлинности того, кого клиент изображает в данный момент, а также уменьшает путаницу у некоторых людей, когда они начинают психодраматическую терапию.

Через обмен ролями клиент оказывается в силах переживать чувства и мысли других, прочувствовать, как он сам выглядит в глазах других и поделиться с терапевтом своим восприятием других людей.(Moreno,1969). Нередко именно в роли значимого другого клиент узнает существенную для себя правду об отношениях с этим человеком. [1]

У этой идеи есть и другое применение – когда терапевт играет роль значимого другого. Документальная запись такой психодрамы выявила весьма положительные результаты (Drew,1952). Чтобы играть эту роль, терапевт первым делом должен, расспрашивая клиента, установить личность значимого другого. Они меняются ролями и продолжают драму. Несмотря на то, что эта стратегия, или сила, может показаться удачным выбором для терапевта, применять ее следует с большой осторожностью. Терапевт должен достичь высокого уровня мастерства, чтобы быть способным функционировать в двойной роли – дополнительного Я и директора. [1]

С психодраматической точки зрения происходит следующее: роль монодрамотерапевта смешивается с долями этой роли посредством обмена ролями. Поскольку первичные ситуации сохраняются в памяти особенно долго, то последующее принятие на себя ролей смешивается с ролью монодрамотерапевта и первой и, возможно, последующей ролью, так что фактического обмена ролями в собственном смысле больше не происходит. Этим определяются пределы и для последующего анализирующего обсуждения. [2]

Если терапевт меняется ролями с клиентом по его согласию, то терапевт будет располагаться где-то рядом с местом клиента, т.е. не будет производить прямого обмена. Он встанет, например, рядом с креслом. Монодрамотерапевт берет на себя не роль, а при обмене ролями лишь свой голос. Он становится рядом со вспомогательным объектом клиента или рядом с его стулом и повторяет последнее предложение или часть предложения или важные для клиента содержательные моменты из сказанного выше. Повторный обмен ролями показан тогда, когда клиент задает вопросы.

Пространство клиента остается свободным; клиент должен иметь возможность представить себя на этом пространстве, например сидя на стуле, сказать это или почувствовать и соответствующим образом вести себя. Поэтому терапевт не должен занимать место клиента. Место клиента принадлежит только клиенту и никому более. [2]

Такой порядок действий при обмене ролями в монодраме, как и применение техники дублирования, помогает клиенту держать в поле зрения ситуацию и дает уверенность в том, что на каждом этапе монодрамы терапевт для клиента «не теряется» в роли. Терапевту в свою очередь важно благодаря такому своему положению не расставаться с ответственностью за сеанс терапии, когда мы хотя и маркируем роли при обмене ролями, но при этом все же полностью остаемся в собственной роли.

Еще одна опасность связана с тем, что клиент в конкретной жизненной ситуации может действовать по нашему, а не по своему образцу, т.е. подражать вместо того, чтобы развивать самостоятельность. Эта опасность уменьшается, если терапевт при обмене ролями буквально «поддерживает» клиента, не садясь или не становясь при этом на место клиента. Какой ответ является сейчас для клиента хорошим и, следовательно, правильным, знает только сам клиент. Посредством видения и дистанцирования из другой роли можно разрабатывать сами подходы к решению. [2]

Эта техника применяется также в качестве зеркала, в котором клиент может отслеживать то, что в данный момент ощущает терапевт, пока клиент делает то или иное. Обмен ролями может быть также верным и законным там, где терапевт способен отслеживать отраженный образ самого себя таким, каким его воспринимает клиент.

Обмен ролями с терапевтом может быть эффективным, если клиент хочет стать более независимым и ответственным. Это способ развить дальше внутреннее "саморуководство", которое помогает поставить цель, принимать решения и в основном контролировать направление своей жизни.

В этой процедуре терапевт просит клиента поменяться ролями, меняясь стульями, так, чтобы клиент стал терапевтом, а терапевт – клиентом. Каждая попытка вжиться в роль другого через зеркальное отражение позы, голоса, интонации, манеры держаться, и невербального языка другого. При проведении этого опыта важно выделить некоторое время на то, чтобы поговорить о точности восприятия того, что было разыграно. [1]


Конкретизация


Конкретизация представляет собой процесс превращения в видимые тех невидимых и часто неуловимых свойств динамического слияния, которое случается между человеком и другими людьми, животными, предметами и с ним самим. Она привносит в жизнь идеи, чувства, и понятия, придавая им осязаемость (вещественность - substance ).(Moreno,1969 ). Наш язык богат красочными выражениями типа "Я чувствую себя предателем", "Ты меня всегда обесцениваешь", "Меня тянет на сторону", "Слазь с моего хребта", или "Между нами – стена." Слова и фразы, подобные этим, приобретут большую осязаемость. если попросить клиента найти в комнате что-то, что представляет его вину, подавленность, чувство юмора и т.п.

Возможности конкретизация в условиях индивидуального приема несколько ограничена, поскольку обычно у терапевта нет помощников или членов группы, находящихся здесь, чтобы помогать. Это ограничение особенно ощущается, когда терапевт желает конкретизировать такие темы, как амбивалентность или слипание. Нет никого, кто бы мог тянуть клиента в разные стороны, символизируя двойственность его чувств. Терапевту не следует делать это самому во избежание потери объективности.

Конкретизация нередко выгодна в ситуациях когда клиент запутывается в смутной интеллектуализации. Когда клиент пытается объяснить смутное, но все же болезненное чувство вины, у терапевта есть такой выбор, как конкретизация вины. Клиент выбирает нечто, что представляет вину. Теперь она становится видимой и клиент способен лучше изучить ее и вместе с тем она привнесена извне им самим.

В процессе конкретизации очень важен обмен ролями. Становясь чувством вины через обмен ролями, клиент может более полно поделиться тем, что представляет собой вина, чем если бы он сам описывал ее, находясь в своей собственной роли. Могут быть необходимы несколько обменов ролями, если проблема смутная и неуловимая. [1]

Терапевт должен обладать особым слухом, который способен переводить вербальные и невербальные коммуникации клиента в потенциально конкретизируемые картинки и образы. Многие аспекты психодрамы фактически представляют собой конкретизации. Пустой стул дает материальное, вещественное основание для того, чтобы представить на этом стуле человека или предмет. Он поселяет и прописывает их в некую частичную реальность психодраматического опыта. Дублирование является конкретизацией внутреннего Я. Построение сцены конкретизирует жизненное пространство клиента. [1] Терапевт предлагает клиенту «озвучить» внутреннюю пустоту, глупость или чувство сковывающего страха. [2]


Зеркало


Этот метод проводит «очную ставку» пациента с теми реалиями, которые для него почти что непереносимы. Здесь работа ведется не с реальным зеркалом, «эту роль» берет на себя другое лицо либо как простое зеркальное отражение положений тела и манеры выражать себя, либо, более дифференцированно, если зеркально отражается психическое поведение. «Пациент как зритель видит в игре... манеру выражать себя своей психики... Такие зеркальные «очные ставки» с собственной манерой вести себя могут поразить наблюдающего протагониста так глубоко, что часто он по собственной воле модифицирует свое поведение». [2]

На монодраматическом сеансе роль зеркала берет на себя терапевт. Терапевт — в роли клиента — ведет, например, внутренние монолог и/или зеркально отражает его поведение. Отличие от дублирования формально состоит в том, что при зеркальном отражении терапевт берет на себя роль клиента, который продолжает за ним наблюдать, тогда как при дублировании клиент остается в своей роли и терапевт помогает ему при самовербализации.

Содержательно дублирование оказывает Я-поддерживающее действие, тогда как жесткая «очная ставка» зеркала имеет предпосылкой соответствующую нагрузку. Но при истероидных защитных формах это может быстро привести к когнитивной реструктуризации. Зеркало таит в себе опасность переживания «неодобрительного подражания». Применение этой техники требует особенно глубокого обдумывания. [2]

Насколько дозировано используется эта техника, зависит от настоящей ситуации клиента, поскольку техника эта может вызвать очень сильные эмоции. «В этом заключается опасность техник «очной ставки»... При правильном использовании зеркало дает крайне конструктивный опыт. Оно может показать пациенту, что в его поведении является больным и нуждается в изменениях, и продемонстрировать ему, поскольку он видит себя словно «со стороны», перспективы, которые он на самом себе не смог воспринять». Благодаря этому можно получить возможность ориентирования и представление о своем поведении в особой ситуации. [2]


Часть V. Проработка, обсуждение, завершение


Выведение из роли, снятие роли


Вначале монодрамотерапевт выводит из роли («разворачивает») клиента, затем — самого себя. Только после этого от клиента требуют, чтобы он «разворачивал» сами вспомогательные объекты.

Если: это первый сеанс монодрамы или клиент эмоционально в сильной степени захвачен игрой, то следует сначала восстановить реальность «здесь и сейчас» сеанса, прежде чем можно будет сделать дальнейшие шаги в проработке и последующем обсуждении. Помочь в этом может обращение к клиенту непосредственно по имени (фамилии). Важно, чтобы монодрамотерапевт убедился в том, что клиент вышел из роли. Клиент должен сам развернуть выбранные вспомогательные объекты, взяв их в руки, поставив на прежнее место.

Выход из роли происходит точно в порядке вхождения в роль при выборе ролей. Первый вспомогательный объект разворачивается первым. Пропущенным объектам при последующем обсуждении уделяется особое внимание для выявления возможного импульса сопротивления.

Не произведенный или не завершенный выход из роли вспомогательных объектов является сигналом общего слепого пятна на основе возможного теле между клиентом и терапевтом. Здесь срочно проводится супервизия. Руководитель монодрамы должен не позже, чем на следующем сеансе под темой «Оставшееся» указать на забытый им выход из роли. [2]


Молчание


Молчание на психотерапевтическом сеансе является важным элементом терапевтической работы. Этап проработки в монодраме начинается с молчания. Прерывание игры — совместное возвращение в «здесь и сейчас» из «там и тогда». В монодраме терапевт начинает говорить, когда клиент со своей стороны отвечает взглядом или молчание слишком затягивается; оно, следовательно, становится выражением замалчивания, а не покоя. Восприятие момента «Как Вы сейчас?», «Как вы себя чувствуете?» также касается момента «здесь и сейчас».

Лишь после этого в монодраме, как и в психодраме в группе, происходят:
  • ролевая обратная связь;
  • идентификационная обратная связь;
  • обратная связь выбора роли;
  • шеринг. [2]


Ролевая обратная связь


В ролевой обратной связи вновь в соответствии с порядком выбора ролей вспомогательных объектов происходит выражение чувств протагониста, а именно:
  • из роли самого вспомогательного объекта;
  • из роли вспомогательного объекта по отношению к другим вспомогательным объектам, если их было выбрано несколько;
  • из роли вспомогательного объекта к собственной личности, для которой также был выбран вспомогательный объект.

Соблюдение временного порядка выбора ролей при ролевой обратной связи во время последующего обсуждения помогает также сохранить процесс проработки в монодраме со многими вспомогательными объектами или частой сменой сцен. Благодаря этому при последующем обсуждении также удается сохранить логику темы, выраженную в очередности сцен. Ролевая обратная связь к обмену ролями происходит только тогда, когда монодрамотерапевт и клиент обменялись ролями. [2]


Идентификационная обратная связь


В монодраматической игре все вспомогательные объекты проявляют части Я. Отсюда постановку вопроса следует варьировать следующим образом: «С каким объектом идентификация была наиболее возможна, а с каким наименее?». Идентификация протагониста может находить свое выражение во время игры в различных ролях. Многократные идентификации могут быть, например, признаком снижения степени принуждения, выражением растущей уверенности в себе, усиливающейся спонтанности или социальной компетентности. Идентификационная обратная связь в монодраме через различные вспомогательные объекты способствует дифференцированному пониманию представленной ситуации. Расположение вспомогательных объектов по отношению друг к другу, а также к самому протагонисту прямо соответствует различным ролевым долям, в которых выражается конфликт.

Если монодрамотерапевт при обмене ролями предлагает расширить роли клиента, то при идентификационной обратной связи необходимо выяснить, смогла ли на этом этапе произойти идентификация протагониста с высказываниями монодрамотерапевта в роли протагониста или нет.

Для самого терапевта это служит контролем своего теле с клиентом; кроме того, это помогает при прояснении ситуации между терапевтом и клиентом, а также, если высказывания были соответствующими, способствует получению клиентом возможности для идентификации с этой ролевой частью в плане расширения роли. [2]

Исследуя искажения того, как каждый из участников представил другого, полезно обратиться к теме переноса и контрпереноса. [1]


Обратная связь выбора роли


В монодраме обратная связь выбора роли является обоснованием выбора ролей предметов в качестве вспомогательных объектов. В связи с последующим обсуждением относительно ролевой и идентификационной обратных связей снова и снова звучат обоснования, почему именно этот предмет был избран в качестве вспомогательного объекта.

Обоснование выбора ролей в монодраме занимает основную часть последующего обсуждения. Часто уже при самом выборе роли, когда клиент берет в руки выбранный предмет, спонтанно высказывается обоснование этого, будь то согласие или критическое мнение, если соответствующего предмета в помещении найти не удается. В монодраме еще в большей степени, чем в психодраме в группе, становится понятным, что игра только поставляет материал для терапевтического выигрыша последующего обсуждения.

Значение имеет как обоснование, так и ситуация, когда невозможно дать какое-либо обоснование. Незавершенное, незавершенный образ, продолжает действовать, способствует продолжающейся проработке и без присутствия терапевта, осознанно, в мыслях или во сне. Затем это необходимо будет обсудить на следующем сеансе монодрамы в теме «Оставшееся». [2]


Шеринг


Шеринг означает «разделение с кем-либо чего-либо». В монодраме же, кроме монодрамотерапевта, нет никого другого, кто мог бы разделить с протагонистом его переживание. Поэтому монодрамотерапевт должен сам взять на себя эту часть. В шеринге оба опять становятся людьми на одинаковом уровне. При исцеляющей встрече не должно быть никаких субъект-объектных перепадов. [2]

Завершение может быть поначалу сделано из позиции терапевта, когда он делится примерами и ситуациями из своей жизни, в которых он сталкивался с подобными проблемами. Для индивидуальной психодрамы обмен чувствами необязателен, однако в иных случаях клиенту полезно осознать, что у других есть похожие проблемы и ситуации.

Интегративная (обобщающая, сборочная) часть этой фазы осуществляется через обсуждение того, что возникло (или не возникло) в действии и какие специфические открытия можно ввести в действие в повседневной жизни за дверью кабинета психотерапевта. Клиент может получить пользу от некоторых размышлений о новых подходах к ситуациям и способах поведения. Поскольку фаза сборки и обмена чувствами является частью работы над завершением, новые проблемы, коль скоро они возникают, откладываются до следующего сеанса. [1]


Продолжение сеанса


Следующий сеанс может являться продолжением предыдущего.
  • Если на предыдущем сеансе монодрама не состоялась, то каждый может высказывать все, что хочет. Клиент определяет тему сеанса, если не подлежат обсуждению договоренности по поводу сроков или организационные моменты или, если это последний сеанс месяца, не производятся финансовые расчеты.
  • Если на предыдущем сеансе монодрама состоялась, то монодрамотерапевт должен задавать целенаправленные вопросы относительно возможных остатков монодрамы, так же как и в психодраме в группе, мы начинаем сеанс с вопросов об оставшемся: «Имеются ли у вас еще какие-либо мысли о последнем сеансе?»

Предпочтение отдается дополнениям к ролевой обратной связи, идентификационной обратной связи, снам, чувствам, но прежде всего — нарушениям: раздражение, разочарование, гнев, ярость, чрезмерные требования, растерянность, в том числе и по отношению к монодрамотерапевту, его поведению, манере держать себя или протеканию сеанса. Все высказывания требуют корректного ответа как реальные высказывания; выяснения и проработки на предмет возможных взаимосвязей с историей жизни клиента. Лишь тогда монодрамотерапевт заканчивает последующее обсуждение последнего сеанса, а клиент снова определяет сеанс. Конечно, как правило, один сеанс монодрамы будет определять содержание многих последующих сеансов.

Мысль о том, что игра должна происходит каждый раз, ошибочна. Игра лишь дает материал, который подлежит тщательной и чуткой проработке. Каждое принятие на себя роли, фактически или в фантазии, следует обсуждать на фоне истории реальной жизни. Лишь так клиент будет лучше понимать самого себя, сокращать в согласии с самим собой ролевые дефициты, допускать больше спонтанности, разворачивать свою креативность и учиться наслаждаться ею. [2]


Заключение


Таким образом, можно сделать вывод о том, что, хотя монодрама лишена возможности использовать все преимущества психодрамы с привлечением участников группы, тем не менее, это полноценный метод психотерапевтической работы, позволяющий расширить границы индивидуальной терапии.

С помощью монодрамы можно «пригласить» на терапию значимых людей из жизни клиента или «дать голос и возможность действовать» чувствам, переживаниям, проблемам, болезням и сомнениям. При этом в индивидуальной работе возможно использование всех основных психодраматических техник, с учетом особенностей их применения в контексте индивидуальной работы.


Использованная литература


  1. Психодрама на двоих (перевод Юлия Казакевич), Режим доступа: http://www.psihodrama.ru/t355.html
  2. Эрлахер-Фаркас Б. Монодрама: Исцеляющая встреча. От психодрамы к индивидуальной терапии. Киев: Ника-Центр. 2004.
  3. Rosa Cukier. Bipersonal Psychodrama: Its Techniques, Therapists, and Clients., в т.ч. http://www.psihodrama.ru/t265.html
  4. Гриншпун И., Морозова Е. Психодрама, Режим доступа: http://www.psihodrama.ru/t181.html
  5. Горностай П. Психодрама — это действие души, Режим доступа: http://www.psihodrama.ru/t276.html
  6. Киппер Д., Клинические ролевые игры и психодрама
  7. Келлерман П.Ф. Психодрама крупным планом. Анализ терапевтических механизмов. Пер. с англ. И.А. Лаврентьевой. Москва. Независимая фирма “Класс”. 1998.
  8. Психодрама в России: истории, смыслы, символы. Составители Е.В. Лопухина, Е.Л. Михайлова
Аватара пользователя
Павел Корниенко
Редактор сайта
Сообщения: 832
Репутация пользователя: 28




Библиографическая ссылка: Мария Либерман. Монодрама (реферат). Режим доступа: [http://www.psihodrama.ru/t582.html]

Вернуться в Статьи о монодраме



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron